Джонатан Франзен говорит о своей новой книге

27-jonathan-franzen.w1200.h630

Аллилуйя! В сентябре этого года выходит пятый роман Джонатана Франзена! На английском он называется Purity, как назовут его у нас пока непонятно, но это имя главной героини, так что пусть будет «Пьюрити». Автор «Поправок» и «Свободы» недавно выступил на Book Expo в Нью-Йорке и непривычно для себя много наговорил.

Перед релизом «Пьюрити» (имя переводится с английского как «непорочность») Франзен не собирается много и упорно общаться с прессой, поэтому спасибо Vulture, что запротоколировали некоторые высказывания одного из главных современных писателей. Его последний роман «Свобода» вышел пять лет назад, у нас его выпускало издательство Corpus. Новая книга тоже будет объемной, так что готовьтесь потратить не один день на ее прочтение.

Джонатан только что вернулся из Кении, где наблюдал за птицами. «Очень странный контраст: только что был в Найроби, и внезапно тебе нужно как-то связно рассказать о книге». «Пьюрити» — первый роман Франзена, написанный от лица женщины. Пьюрити Тайлер, которую зовут просто Пип, не знает, кто был ее отцом, и намерена это выяснить. Действие простирается от современной Америки до Южной Африки и уходит назад, в Восточную Германию до падения Берлинской Стены.

О том, как родилась «Пьюрити».
«Я давно носился с идеей книги про молодого восточногерманского диссидента. Если совсем честно, то я даже написал несколько страниц о молодом человеке, который в пятидесятых покидает Восточную Германию, чтобы стать американцем. С этого всё и началось. Понятия не имею, откуда взялась девушка (речь о Пьюрити). Но я считаю ее одним из четырех главных персонажей. Малость диковато писать всю книгу с точки зрения молодой женщины».

О своих читателях.
«Ни один автор, даже Стивен Кинг или Джеймс Паттерсон, не пишет для всех американцев. Они пишут для тех американцев, которые читают книги. Есть еще небольшой сегмент, предпочитающий большие книги в мягкой обложке (trade paperback) маленьким пейпербэкам (mass-market paperback) — хотя, разница теперь небольшая. Я понимаю, что читатели в некоторой степени ipso facto отдалились от американской культуры, потому что чтение — процесс медленный, требует продолжительной концентрации внимания, а нужно еще постоянно проверять электронные дивайсы».

О том, как понять женщину поколения «миллениум».
«Не нужно понимать всё поколение, нужно лишь понимать некоторых людей из него. Молодой человек правдоподобен для меня, поскольку я знаком с такими ребятами. Я знаю невероятно умных, начитанных и эмоционально непростых людей, которым чуть за 20, и я обожаю их. Всех троих. И этого достаточно».

О том, насколько закручена «Пьюрити» по сравнению с его предыдущими романами.
«В некоторых сценах и ситуациях книга тревожная и беспокойная. И я подумал: „Всё, что мне нужно — чтобы читатель не бросил книгу, читал ее, дал ей шанс и потом, когда книга закончится, у него появится ощущение, что он хотел переворачивать страницы“. Честно говоря, я же беру деньги за книгу и раз там есть странные вещи, я подумал: „Как минимум я не хочу, чтобы издатель злился на меня за нечитабельную книгу“».

Мизантроп ли он?
«Нет, вовсе нет. С чего вы взяли? Что я вам такого наговорил?»

Почему люди считают его мизантропом?
«Думаю, здесь сталкиваются два императива. С одной стороны, я обязан написать книгу, которая будет что-то значить для читателя. И вместе с тем, задача писателя говорить правду, а поскольку мы живем в мире, где уже имеется множество мнений и широко распространенных идеологий, то писатель, которого не устраивают порой упрощенные идеологии, в итоге столкнется с множеством недовольных читателей, которые будут адептами той идеологии. И получается вывод: многие в это верят, он это критикует, значит, он просто не любит людей».

О названии книги.
«Не знаю, почему я выбрал такое название. Есть что-то слегка отталкивающее в слове „непорочность“, а это неправильно. Вот эти буквы P, U, R — в них что-то есть. Считаю, что проявил смелость, назвав роман „Пьюрити“. Еще год назад я бы на такое не решился. В Германии, например, книгу не могут издать под названием „Пьюрити“, им придется переименовывать её».

О журналистах и почему «Пьюрити» к ним так благосклонна.
«Я считаю, что у журналистов сейчас трудные времена, им трудно зарабатывать своей профессией. У меня много претензий к интернету, но одна из главных в том, что он ведет себя как стервятник. Кто-то собирает факты, но потом кто-то их перепечатывает, ставит ссылку, потом это делает другой, и в итоге человек, собравший информацию, не вознагражден должным образом за то, что его работа была так распространена. Я хочу напомнить людям, что в журналистике есть много интересного и действительно стоящего».

О людях вроде Джулиана Ассанжа, ставшего прототипом одного из героев.
«Меня беспокоят люди, готовые идти на крайности и заявляющие, что им не нужны им не нужны журналисты, поскольку они сами сливают информацию. По-моему, это неправильно. На мой взгляд, это путь к неосведомлённому и угнетённому электорату. Если кругом хаотичные утечки, один говорит одно, другой говорит противоположное, а правду знает тот, у кого больше фолловеров, то это очень плохо».

И еще про интернет.
«Порой нужно что-то порицать и осуждать, но есть что-то в новых технологиях культивирующее конформизм, и люди боятся озвучивать противоположную точку зрения, поскольку осуждение бывает слишком бурным. И несмотря на кажущуюся свободу слова, мне кажется, что под прикрытием этих раскрепощающих технологий расцветает самоцензура».

«Пьюрити» Джонатана Франзена выйдет в США 1 сентября 2015 года. Предзаказ на Амазоне.