Почему «Орлеан» должен взорвать общество (но не взорвет)

orlean

Продюсер Игорь Мишин рассказал на пресс-конференции «Орлеана» на Московском международном кинофестивале занятную историю о том, как британская группа The Tiger Lilies сначала согласилась записать для российской картины целый альбом, а затем едва не отозвала права на музыку, посмотрев фильм целиком.

«Орлеан» — новая картина Андрея Прошкина по фантасмагорическому сценарию Юрия Арабова: некий экзекутор, ожившая совесть с фамилией кинокритика Павлючика (Виктор Сухоруков) появляется в провинциальном городке Орлеане, заставляя нескольких героев осознать свои грехи и отправиться по пути искупления. Для полноценного гротеска не хватает размаха: по масштабу это, увы, не «Орда». Оттого ощущения от фильма странные: то ли это реальность и всерьез, то ли просто не хватило бюджета на создание очевидно параллельного мира. Иногда спасает музыка все тех же The Tiger Lillies, хотя даже ей не справиться с убогостью окружающего пейзажа.

Так вот, о музыке. Слово Игорю Мишину: «Музыка The Tiger Lillies так хорошо легла на первую сборку, что все попытки написать с композиторами традиционную киномузыку не приводили к успеху. Потом мы узнали, что в декабре группа приезжает в Москву с концертом. Я предложил Андрею поехать, познакомиться, показать кусочки картины и поговорить. Короткая встреча на 20 минут в гримерке перед концертом привела к тому, что в феврале-марте группа записала специальный альбом Orleans – 13 треков. Потом Андрей слетал в Берлин, записали все треки, “уложили” их в картину. И тут началась драма. Фронтмен группы Мартин Жак вдруг написал, что отзывает права на музыку: “Мы еще раз пересмотрели картину и у нас есть разночтения мировоззренческого порядка, мы не хотим, чтобы наша музыка звучала в вашей картине”. Началась долгая переписка между Андреем и Мартином, которая закончилась тем, что группа попросила нас подписать дополнительное соглашение и взять на себя обязательство указать в титрах следующее: “Позиция группы не совпадает с позицией авторов фильма”. Получилась такая коллизия, которая благополучно разрешилась».

Британскую группу можно понять: в сценарии Арабова заложен посыл, из-за которого картину практически наверняка не взяли бы и на зарубежные фестивали, если те заботятся о своей репутации. Экзекутор Павлючик впервые появляется в картине, проникая в больницу к сексапильной парикмахерше Лидке (Елена Лядова, порой удивительно похожая на Яну Троянову). Та как раз сделала очередной аборт (о контрацепции в Орлеане, скорее всего, не слыхивали). Герой Сухорукова начинает отчитывать Лидку и угрожать ей всевозможными карами. Кстати, до этого зрителям показали, как циничный хирург Рудик (Олег Ягодин) делает аборт пациентке, вытаскивая из женщины зародыша по частям: в эмалированный лоток падает одна окровавленная ножка, потом другая. Умолчим про чудящиеся Лидке по пути из больницы детские лица в мешках с мусором и о том, что у героини уже есть один сын, растущий без отца и явно матери не нужный. В финале Лидка (как и остальные герои) прозреет и забеременеет снова, на этот раз захлебываясь от счастья, так чтобы зритель понял: этого ребенка она уже не убьет.

«Хорошая группа. Эта позиция предполагает, что наши с вами эксцессы, то, что выходит за рамки нормативности и называется грехом, есть поле свободы — для The Tiger Lillies. Так же как и для многих западных интеллигентов. А картина о другом – о том, что это не поле свободы, а поле несвободы», — сказал на пресс-конференции Юрий Арабов. Понятно, что патриархальные понятия о свободе женщины распоряжаться своим телом не могли не вызвать неприятия у британских музыкантов. А что скажут российские зрители и критики? Боюсь, что они даже не заметят, что что-то не так.