Алан Мур вернулся. На колени, смертные!

e7d7a1b65c602bd38dd7de0f1cec479f

Пока Marvel и DC играют мышцами, шинкуя в колбасу своих любимых персонажей, настоящие хардкорные читатели комиксов уверены: главный тайтл 2015 года создают вовсе не они, а издательство Avatar, сумевшее наконец убедить Алана Мура написать что-то монументальное и основательное.

Не секрет, что создатель V — Vендетты и Хранителей последние годы работал спустя рукава. Давил из себя по капле короткие сиквелы к своим (и не только своим) работам, вызывая у редактуры острую мигрень бесконечными срывами дедлайнов. Некоторые даже утверждали, что Мур, наверняка, давно помер, а за него сценарии пишет дочка, любимый кот или какой-нибудь демон-фамильяр.

Но в этом году король внезапно взял и вернулся с большой и масштабной историей, расчитананной на 12 выпусков.

Да-да, детки — двенадцать. Именно столько выпусков было в оригинальных Вочменах. И это даже на два больше, чем в Вендетте и потрошительном романе Из ада. Последний, кстати, стоит освежить в памяти, потому что новая книга — Providence — написана примерно в этом же ключе. Еще советую перелистать за ужином Neonomicon и Courtyard. Пусть они были жутко мутные и совсем не торт, но Мур и Джасен Берроуз снова пляшут на костях Лавкрафта, поэтому дюжина-другая референций вам гарантирована.

«Провиденс» — настоящий подарок для эрудированных гиков. На данный момент вышло всего два выпуска, но в Сети уже написаны к ним гайды, где подробно и дотошно разбирается каждая картинка. Со всеми литературными и историческими референциями. С подробным прокладыванием маршрута главного героя по улицам Нью-Йорка. С точным перечислением в каком из ранних комиксов Мур уже использовал тот или иной приём мизансцены, композиции и нарратива.

Providence 002-017

В чем же смысл и пафос муровского «Провиденса» в сюжетном плане,
Говард Филлипс Лавкрафт для Мура — фигура не просто знаковая. Он у него где-то под кожей, в крови. По этой причине единственный способ избавиться от тени учителя — пожрать его и переварить. Расставить для себя все точки над «и» и написать что-то ультимативное. То есть — «Провиденс».

Не секрет, что Лавкрафт был при жизни жутким расистом, антисемитом, гомофобом и женоненавистником. Современный мир тотальной политкорректности этот факт предпочел бы скрыть и сныкать поглубже, да только именно эти черты писательского характера объясняют дюжую часть лавкрафтовского наследия.

Алан Мур это прекрасно понимает, поэтому активно использует в деконструкции ктулхианского мифа.

Главный герой «Провиденса» — молодой журналист Бобби Блэк. — еврей и гомосексуал, живущий в Нью-Йорке конца 1910-х. Разумеется, о том, что главный герой — гомосексуал, у него на работе никто не знает. И я, честно говоря, сам стал догадываться не раньше середины второго выпуска. Виноват в этом, разумеется, не только сбитый гей-радар, но и грамотный авторский замысел. В Нью-Йорке столетней давности геи из клозета не выходят, но зато легко узнают друг друга по особым аксессуарам: галстуку определенного цвета, бумажному кольцу на среднем пальце. И слэнг у них тоже специфический. Почитайте обязательно юзерские комментарии и узнаете что значит «бросить шпильку» и где нью-йоркские геи встречались друг с другом. В комиксе изображены вполне конкретные и реально существующие места. Прямо не комикс, а целая научная монография.

Providence 002-003

Еще рассказывают, что прообразом главного героя выступили одновременно писатель Роберт Блох и поэт Сэм Лавмен.

Первый был в те годы молодым евреем из Милуоки. Одним из немногих евреев, с которым Лавкрафт общался и не только общался. Блоху было 19 лет, когда Лавкрафт вывел его под именем Бобби Блейка (!) в последнем своём рассказе «The Haunter of the Dark».

С Лавменом история еще интереснее. После смерти Лавкрафта он написал две книги мемуаров, всячески чтил его память, пока вдова писателя много лет спустя не брякнула случайно при разговоре: «Так он ведь просто не знал, что ты пидор!» Лавмен после этого сжёг всю переписку и Лавкрафта чтить-уважать перестал. True story.

Стоп. Я немного увлекся рассказами про Лавкрафта и геев. Алан Мур, кстати, тоже. Правда, в его случае этого можно даже не заметить.

Providence 01-015

Перед нами — классическая ктулхианская история. Июнь 1919 года. После завершения войны и подписания Версальского мира журналистам стало не о чем больше писать. Сотрудники New York Herald сидят в редакции и пытаются придумать сенсационный сюжет. Молодой репортер Бобби Блэк рассказывает коллегам о пьесе француза Гийо Sous le Monde, вдохновившую в свое время Чамберса на написание «Короля в желтом». Говорят, после прочтения этой книги многие люди по сей день пытаются покончить с собой. Надеясь найти что-нибудь интересное, Блэк обращается за консультацией к доктору Альваресу, который написал в свое время эссе про эту книгу. Альварес говорит, что искомая книжка — полная ерунда, но знайте, молодой человек, что в мире полно неизведанного.

Тем не менее, внимательный читатель сразу догадается, что доктор Альварес — герой лавкрафтовской новеллы «Холодный воздух», действие которой развернется четырьмя годами позднее. Впрочем также как и коллекционер Суиден, к которому Альварес отправит нашего сыщика. Только тот уже из будущего «Кошмара в Ред-Хуке».

Все говорят, что французская книга — чушь, но только Бобби Блэк не спешит в это верить. Совсем недавно он расстался со своей подругой (на самом деле, любовником), после чего этот молодой человек покончил с собой. И, кстати, незадолго до этого он прочитал проклятый Sous le Monde. Найти доказательство мистической силы этой книги для Бобби равнозначно тому, чтобы избавиться от ощущения собственной вины за чужую смерть. Пытаясь очистить собственную совесть от душевных мук, главный герой постепенно погружается в грязь еще более страшную.

(Продолжение следует)

Мы в Facebook: https://www.facebook.com/redrumers
Мы Вконтакте: https://vk.com/redrumers
Мы в Twitter: https://twitter.com/theredrumers
Providence 01-002