Крис МакКуорри: «У вас есть анти-Итан Хант, что делать?»

Clipboard01

Несмотря на свою продолжительную и богатую на взрывы и разрушения карьеру, Том Круз еще ни разу не засветился в фильме про супергероев. Он постоянно спасает мир, но, как правило, делает это, минуя трико и какие-либо суперспособности. Если, конечно, не считать суперспособностью возможность выглядеть, как Том Круз выглядит в 52 года. Мы, разумеется, считаем.

Тем не менее, постоянный образ Круза – Итана Ханта, кое-что связывает с миром супергероики. Режиссер новой части приключений энергичного супершпиона Крис МакКуорри поговорил с сайтом ComicBook.com по поводу своих идей, и как он подошел к созданию нового злодея для Ханта.

В финале «Миссия невыполнима: Протокол фантом» звучит первое упоминание Синдиката. Зловещая организация, постоянно находящаяся в тени, является чем-то вроде оборотной стороны агентства IMF. Они отлично тренированы, оснащены и всегда готовы к выполнению самых невозможных миссий. Что интересно, в новом фильме про Джеймса Бонда, «Спектр», намечается похожий мотив: могущественная преступная организация, скрытая на границе зрения героя, и давно всем управляющая.

Clipboard02

Логично, что в Синдикате нашлось место и для анти-Итана Ханта. При создании Лэйна, местного супершпиона, в исполнении Шона Харриса (вы могли его видеть в «Прометее» Ридли Скотта), МакКуорри отталкивался, ни больше, ни меньше, от Джокера.

«Ну, зло для меня непростой концепт, — говорит МакКуорри. – Идея негодяя, который злой ради зла кажется мне абсурдной. Если, конечно, у вас нет кого-нибудь вроде Хита Леджера в роли Джокера. Он скорее «Я здесь ради анархии», и вы верили, что его философия – у него нет никакой философии. Он подошел к хаосу креативно, он просто бал зол на весь мир».

Джокер, воплощенный Хитом Леджером, в фильме Кристофера Нолана «Темный рыцарь» действительно отличался от предыдущих ярких итераций. Агент хаоса, он разрушал ради разрушения. Можно понять, почему МакКуорри обратился к этому образу, чтобы на экране появился достойный ответ бесконечной крутизне Итана Ханта.

«Итак, у вас есть анти-Итан Хант, что делать? – продолжает МакКуорри. – Мы к это не естественным путем пришли. Обычно, я своего рода двоичный кинематографист. Мне дают проблему и место назначения. Чтобы добраться отсюда сюда, надо преодолеть несколько если/потом. Если вы хотите, чтобы по пути произошло что-то еще, я создам дополнительные если/потом. Мы не знали, кто такой Лэйн. У нас даже имени не было. Для нас он стал такой же загадкой, как и в сценарии. Я сам не задумывался о концепте двойника с точки зрения плюсов и минус. Это чертовский сложно, придумывать злодея, который правильно творит хаос».

«С Лэйном возникла еще одна проблема. Если вы заметили, в фильме не так много экранного хаоса, причинённого им! С этим я боролся на протяжении всех съемок: достаточно ли он делает, чтобы можно было понять действия? Попытки рассказать эту историю сразу отнимают экранное время от основного сюжета. К тому же, если посмотреть на «Темного рыцаря», то это скорее фильм Джокера, чем Бэтмена. Чем лучше выписан злодей, тем мрачнее получается фильм. Мы пытались избежать ситуации с темнотой и тягостью со злодеем в середине. Мы просто хотели, чтобы злодей создавал обстоятельства, двигающие фильм вперед».

«Именно тогда мы поняли, что у Лэйна есть план, — говорит режиссер. – И что Лэйн на шаг впереди Итана на протяжении почти всего фильма».