Дорогие студии, хватит нам врать!

khan

История с Бенедиктом Камбербатчем, точнее с его героем, является иллюстрацией к одной очень неприятной голливудской привычки последних дней. Врать и изворачиваться насчет очевидных сюжетных ходов. Причем, казалось бы, что скажет рядовому зрителю имя «Хан», если, конечно, он не родился в семье хардкорных трекки или любителей фантастики? Ровным счетом ничего.

Кого должна была играть Марион Котийяр в третьем фильме про Бэтмена Кристофера Нолана? Уж не Талию аль Гул ли? Задаются вопросами интернет-гики. Ась? Кого? Это уже переспрашивает обычный зритель. И студия успокаивает его: вам послышалось, всё неправда. Зритель пожимает плечами и идет на работу.

narion

А ведь можно представить, сколько сил стоило Марион Котийяр при общении с прессой врать о своей героине. В прессе кроется вся проблема. В эпоху повсеместно распространенного интернета, зритель узнает больше информации, чем хотел бы (или чем хотела бы студия). Студии боятся прессы, как огня. Приводят на интервью и запрещают говорить о чем-либо, кроме конкретного фильма. Привозят на съемки и накладывают эмбарго, от которого волосы дыбом — проговоришься и тебя разве что не расстреляют.

Зачем вообще нужно охранять секреты фильма? Что дало бы зрителю незнание факта, что Майкл Шеннон играет в «Человеке из стали» генерала Зода? А ведь и это студия Warner пыталась замалчивать. Кто будет злодеем в «Отряде самоубийц»? Мы не скажем (но догадаться нетрудно — пересмотрите трейлер), а что делали — покажем (еще раз — пересмотрите трейлер).

Сейчас две загадки будоражат мир кино и телевидения. Кого играет Кристоф Вальц в «СПЕКТРе»? «Моего героя зовут Франц Оберхаузер», — как заклинание повторяет австрийский актер, но мы-то знаем, что в реале он окажется Эрнстом Ставро Блофельдом — каноническим злодеем, главной организации СПЕКТР, именем которой назван очередной фильм бондианы. Что это дает обычному зрителю? ОК, кто-то может подумать: а будет ли на руках у Вальца белый котик? Хотя, честно говоря, об этом подумают только киноманы.

waltz

Загадка номер два сродни вопросу «кто убил Лору Палмер» и звучит так: жив ли Джон Сноу. «Мёртв как всё мёртвое», — уверяют нас представители HBO, в то время как артист Кит Харингтон не только не подстригся (пока он играет Джона, ему запрещено менять прическу по контракту), но и объявился недавно в Белфасте, где начались съемки шестого сезона.

Поклонники книг Джорджа Р.Р. Мартина посоветуют вам обратить внимание на присутствие на Стене Красной жрицы и порекомендуют не поддаваться провокациям : Джон Сноу — один из главных персонажей саги Льда и Пламени, было бы странно считать его окончательно мёртвым. HBO, скорее всего, изо всех сил пытается скрывать дальнейшее развитие событий, но не получается — слишком много глаз вокруг, а в Белфасте умеют отличать Харингтона от других курчавых брюнетов.

Что будет из того, подтверди нам канал дальнейшее участие Джона Сноу в сюжете? Возможно, кто-то обидится и почувствует себя обманутым. Остальные забудут этот факт через пару недель, ведь до шестого сезона еще жить и жить.

snow

Но интернет-прессе так приятно смаковать эти подробности! Кит подстригся — заметка! Кит не подстригся — заметка. Кита видели в Белфасте — заметка. И трафик, трафик, трафик. Я прекрасно понимаю, что эта заметка тоже будет приносить нам трафик, но эта тема меня настолько выводит из себя, что молчать трудно.

В конце концов, мы не пишем очевидные заманухи-кликбэйты.

Здесь вот еще какое дело. Хакер Виктор Домашев, который должен был третировать героев «Фантастической четвёрки», всё-таки стал Виктором фон Думом из вымышленной страны Латверии. И случилось это благодаря истерике фанатов, которые не могли вынести такого обхождения с одним из главных злодеев вселенной Marvel. Актер Тоби Кеббел, играющий его, подтвердил, что заслышав интернет-бурчание, его персонажу сменили имя, а сцены, где упоминалась другая фамилия, пересняли.

doom

Почему студии пытаются скрывать очевидное? Предположу, что намерения у них самые что ни на есть хорошие: дать вам возможность узнать самим. Зритель может удивиться, может расстроиться, порадоваться — иными словами, испытать эмоцию. А может и не испытать. Более того, речь идет о поклонниках того или иного комикса, книги или фильма, которые переносятся на экран. Я буду настаивать, что обычному зрителю абсолютно по барабану, как зовут героя Кристофа Вальца — Оберхауз или Блофельд. Ему всё равно, будет ли в «Отряде самоубийц» Бэтмен. И вряд ли важным событием в жизни станет ответ на вопрос, жив ли Джон Сноу.

А ведь именно обычный зритель делает кассу.

И даже если вы попробуете возразить «А вот „Игру престолов“ смотрят только те, кому она небезразлична», то я скажу так: для большинства это не крутое фэнтези по книге Мартина, а очередная мыльная опера — пусть и с драконами. И этот зритель не ползает по сайтам в поисках подтверждения жизни Джона Сноу. Скорее всего, он даже не помнит имени актера, играющего его.

Когда-то давно на крики фанатов никто не обращал внимания. При появлении интернета игнорировать голос фандомов стало труднее. Но фандом никогда не делает кассу. Примеров тому достаточно — от «Хранителей» и «Скотта Пилгрима» до «Золотого компаса» и «Орудий смерти». У всех этих произведений была масса фанатов, но в прокате фильмы успеха не добились.

Скрывая очевидное, студии еще и усложняют работу журналистов и актеров, которым нужно промотировать фильм. В частности, Кристоф Вальц не сможет нормально сравнить существующие образы Блофельда со своим, а журналисты не смогут спросить ничего, поскольку их попросят не распространяться об увиденном.

Если только личность Блофельда не примерит на себя Моника Беллуччи. Ей бы пошел белый котик. И вот такой поворот был бы достоин замалчивания.