«Пришествие»: Мы никогда не теряли контроль

заглавие

Представьте себе: прилетели к нам инопланетяне, сели где-то. И что дальше? Кто будет их встречать? Как охранять? Что расскажут человечеству, чтобы не случилось паники? Какова, так сказать, утилитарная сторона вопроса? Так вот, в ООН этими темами уже озаботились. Подробнее – в документальном фильме «Пришествие» Майкла Мэдсена (не того, другого!)

Пожалуй, этот фильм – must-see для всех, кто, начитавшись в детстве научной фантастики, с энтузиазмом ожидал прилета кого-то с других планет. Сейчас мы более важными проблемами озабочены, но «Пришествие» — повод вспомнить о тех временах. Сам режиссер так писал о своей мотивации: «Я всегда думал о последствиях прямого столкновения человечества с инопланетным разумом, это ведь главное событие в нашей истории, что может его превзойти?» В фильме он ушел от увлекательного спора между сторонниками теорий «война миров» и «мир, дружба, жвачка». Он смоделировал саму ситуацию с целью посмотреть, предусмотрено ли современными межгосударственными структурами такое событие.

Вкратце так: предусмотрено.

Я просто назову тех, кого можно увидеть на экране. Чиновников Управления по вопросам космического пространства ООН (UNOOSA) – эта структура с офисом в Вене и есть главный фигурант потенциальных официальных контактов с инопланетянами. Вопросы, которые волнуют их и других комментаторов – и процессуальные, и философские. Очевидно, что прилетевший объект, как только будет установлено, что к нам действительно что-то таки прилетело, надо будет охранять. Астробиолог Джон Раммел рассуждает о взятии проб у прилетевших. Его коллега Кристофер Маккей, выступает за ограничение контактов («ничего личного, просто мы, как две формы жизни, рискуем поубивать друг друга»). Как только меры предосторожности будут приняты, что дальше? Скорее всего для первого контакта международное сообщество выберет какую-то известную персону. Это уже в интересах землян, потому что дальше появятся вопросы, как информировать о случившемся человечество, чтобы оно поверило властям. Что говорить людям? Как составлять релизы для прессы, чтобы те не сеяли панику?

Джон Раммел

Кстати, враждебные намерения прибывших исключают даже опрошенные режиссером консервативные комментаторы — военные и политики. Для осуществления враждебных намерений, считают они, не обязательно было бы садиться. Зато эти граждане (в кадре – историк авиации и полковник в отставке Пол Бивер, а также Вики Шерифф, еще  недавно трудившаяся в пресс-службе на Даунинг-стрит) как раз много говорят о необходимости контроля прессы в таких условиях.

ПРИШЕСТВИЕ-ГРУППАЮрист Эрнст Фасан, специалист в области космического права (есть и такое!) рассуждает о правовых аспектах контакта. Представитель SETI Institute Дуглас Вакоч – о том, что если из прилетевшего объекта долго никто не появится, то враждебные действия могут предпринять сами люди. Как поступит другая сторона? Может, просто улетит от греха подальше или по другим, недоступным нашему пониманию причинам. Философ Шерил Бишоп утверждает, что такой исход повергнет человечества в коллективную депрессию.

MainOrangeЧестно говоря, «Пришествие» — во многом стилизация, одно большое посвящение Стэнли Кубрику и его «Космической одиссее». Тут вам и мужчина в скафандре, отправившийся на встречу с чем-то иным, но оказавшийся в библиотеке, и музыка Штрауса, и кадр с ребенком в космосе (правда, у Мэдсена это уже сравнительно зрелый и к тому же отчаянно рыдающий ребенок). Да еще почти с самого начала идет  авторское «бла-бла» о том, что визит пришельцев – это возможность для человечества взглянуть на самое себя чужими «глазами».

Но от бесстыжих допущений и спекуляций все равно замирает сердце. Хочется еще и еще практической информации. Приходится потом добирать ее самостоятельно, в интернетах. Джон Раммел и Кристофер Маккей — крупные ученые, оба работали в NASA. Раммел занимался вопросами загрязнения Солнечной системы. Маккей, который и сейчас в NASA, принимал активное участие в подготовке марсианских миссий. Дуглас Вакоч – не последний человек в SETI Institute. Организации, которая когда-то создавалась при поддержке все той же NASA. В ее попечительском совете и бизнесмены из компаний с миллиардными оборотами, и ученые, такие, как Джилл Тартер, прототип героини Джоди Фостер в «Контакте» Роберта Земекиса.

Джилл Тартер

Кстати, Вакоч наверняка будет в оппозиции официальной политике, если контакт произойдет и начнут обсуждать вопросы  информации. Это уже не из «Пришествия», это я уже где-то внутри себя смотрю другое кино. Но если вспомнить, как сурово хмурились  официальные лица в фильме, рассуждая о контроле прессы, то раскол неизбежен. Что при условии контакта расскажут нам об инопланетянах? А что им расскажут о человечестве? К примеру, в послании, отправленном в 1977 году на «Вояджерах» к границам Солнечной системы, решили не упоминать о войнах в нашей истории. Вакоч известен как критик этой позиции.

После рейда фильма по фестивалям критика упоминала, конечно, и Кубрика, и художественные особенности «Пришествия». Но чаще – вышеупомянутых комментаторов и вышеуказанные практические вопросы. А некоторые СМИ даже ругались, что режиссер не рассмотрел такие-то и такие-то аспекты. The Hollywood Reporter, к примеру, сетовал на то, что тема вербальных контактов не раскрыта.

Я бы хотела понимать эту реакцию так: «2001: Космическая одиссея» велика не тем, что режиссер снял загадочное кино с красивой музыкой, а тем, что Кубрик безупречно отразил коллективное ожидание. Человечество вышло в космос, и, казалось, дальше будет все интереснее и интереснее. Может, сегодня мы слегка подзабыли наши мечты 60-х, но слегка копни – и вот они. Пусть ООН – огромная бюрократическая структура, где на чем только бюджеты не осваивают, а среди всякого рода специалистов есть не только большие ученые, но и  городские сумасшедшие. Но наши мечты все еще с нами.

MADSENВернемся на Землю. Полный тезка американской звезды, Майкл Мэдсен – датчанин, художник-концептуалист, режиссер и теоретик кино, участник документального проекта «Храмы культуры», инициированного Вимом Вендерсом. Он читал лекции в Датской Королевской Академии искусств, Датской киношколе, университетах Калифорнии и Западного Сиднея. «Пришествие» — вторая часть его документальной «Трилогии человечества». Первая – «Навстречу вечности» лично меня тоже поразила. Вдохновившись строительством постоянного хранилища отработанного ядерного топлива в Финляндии, Мэдсен задумался о том, что планируемое время его функционирования 100 тыс. лет. Не очень ясно, кто тут будет жить тысяч хотя бы через пять. Но как же этим не очень понятным потомкам, рискующим наткнуться на хранилище, дать сигнал об опасности, которую оно все еще будет представлять. Третью часть, «Одиссею», Мэдсен задумал, как размышление об астронавтах. Пока единственным реальным способом полетов к звездам выглядит полет, который будет длиться очень долго. Кто подошел бы для такой экспедиции, какими должны быть люди, которые не просто знают, что не вернутся на Землю, но лишены шансов дожить даже до прибытия к пункту назначения. Я с трепетом буду ждать его нового фильма.

В России «Пришествие», которое показывали в документальной секции Московского кинофестиваля, купил для проката телеканал 24DOC. Показы намечены также в Московском Центре документального кино. Уже этой осенью. Так что, как говорится, следите за анонсами.

ПОСЛЕДНЯЯ