Интервью с Квентином Тарантино: «Тупой зритель – это проблема»

Tarantino-Getty-640x480

Издание New York Magazine публикует интервью с Квентином Тарантино. Поговорил с режиссером Лэйн Браун. Считаем, поговорил отлично.

До релиза «Омерзительной восьмёрки» еще пять месяцев. Насколько вы близки к завершению работы?

Завершили чуть больше часа. Я только вернулся после просмотра смонтированного первого часа фильма.

Вы довольны?

Ну, я пока не покончил с собой. Что есть, то есть. Мы торопимся, пытаемся довести дело до конца. Потом надо будет все пересмотреть и сделать еще лучше. Но сперва – довести до конца.

Каждый снятый мною фильм должен был быть готов к какой-то определенной дате. «Бешеные псы» — к фестивалю «Санденс», «Криминальное чтиво» — к Каннскому фестивалю. Но у нас всегда получалось. Таким образом не бывает ситуации, когда ты завершаешь работу над фильмом, а потом люди, которым заплачено за производство, сидят и ковыряются в нем до потери пульса.

qt1

Вы больше не получаете указки от студий?

Последнее качественное указание я получил во время работы над «Джанго». Мы никак не могли вычислить хронометраж, и я вырезал сцену, которая, как мне показалось, замедляла действие. Эми Паскаль из Columbia Pictures написала мне: «Разве в сценарии не было сцены, где Шульц объясняет Джанго историю Зигфрида и Брунгильды?» Я ответил, что была, но ее можно вырезать. Она говорит: «Нет, я считаю, это важная сцена». Мы оставили ее, и оказалось, что Эми права. Это была важная сцена. Такие указки хороши.

Каково работать после успеха «Джанго» и «Ублюдков»? Это были ваши самые кассовые фильмы. Успех в прокате что-нибудь изменяет?

Пока я могу снимать истории, которые хочу, вряд ли это что-то меняет. Но «Грайндхаус» преподал мне хороший урок, и я постараюсь больше не повторять таких ошибок. Мы с Робертом Родригесом привыкли двигаться своими путями, по странным дорожкам и тащить за собой зрителей. Мы посчитали, что они пойдут за нами куда угодно. С «Грайндхаусом» оказалось, что это не так. Проект все равно был стоящий, но было бы лучше, если бы мы хоть на минуту представляли, насколько зрителям это будет не интересно.

Вы часто рассказывали, что любите дирижировать зрителями, как оркестром. Время идет, зрители становятся более искушенными, привыкают к вашему стилю. Труднее теперь дирижировать?

Честно говоря, искушенный зритель это не проблема. Тупой зритель – вот проблема. Но я считаю, что публика и впрямь становится искушеннее, таково веяние времени. В 1950-х зрители принимали уровень обмана, над которым в 1960-х посмеивались. И в 1978-м зрители бы усмехнулись над уловками, что радовали публику в 1966-м. Фишка в том, чтобы опережать все это, чтобы над твоими фильмами не усмехались через 20 лет. Когда вышло «Криминальное чтиво», все говорили: «Ух ты, никогда такого не видел! Я и не знал, что кино можно так снимать». Думаю, об этом можно больше не париться. Я не собираюсь перепрыгивать через чужую голову. Наверняка люди смотрели «Джанго» и «Ублюдков» и во все врубились. Ноги у них твердо стояли на земле. Не было такого: «Что это за хуйня?» И зрители понимают, что я делаю с жанром. Они не сбиты с толку. Они не считают, что я ошибаюсь. Они всё понимают.

К слову о жанрах, почему вас так привлекают вестерны? Их очень редко снимают сейчас.

Есть немного. Антуан Фукуа снимает «Великолепную семёрку» с Дензелом Вашингтоном. «Джанго» хорошо прошел в прокате, и я удивлен, что вестернов не стало больше.

Правда в том, что не существует жанра в кино, который лучше бы отражал ценности и проблемы данного десятилетия, нежели вестерны снятые в определенное десятилетие. Вестерны 1950-х отражали Америку Эйзенхауэра лучше, чем любой фильм того времени. Вестерны 1930-х отражали идеалы тридцатых. Да на самом деле, вестерны сороковых тоже, потому что существовал целый ряд практически нуарных вестернов, в которых внезапно проявлялась мрачная тематика. Вестерны семидесятых разрушали мифы – такие, Уотергейтские вестерны. Главными были антигерои, во всем сквозила ментальность хиппи или нигилистская ментальность. Выходили фильмы про Джесси Джеймса и миннесотский налет, где Джесси показывали маньяком-убийцей. В «Грязном маленьком Билли» Билли Кид показан милягой убийцей-панком. Уайатт Эрп показан реалистично в фильме «Док» Фрэнка Перри. В семидесятых главным было вскрывать болячки и показывать, каковы люди на самом деле. Как следствие, крупный вестерн, вышедший в 1980-х – «Сильверадо», пытался быть легкомысленным, что характеризует эпоху Рейгана.

Так что «Омерзительная восьмёрка» скажет нам о 2010-х?

Я ни в коем случае не пытаюсь сделать фильм современным. Я всего лишь рассказчик. Когда пытаешься снять хиппи-вестерн или контркультурный вестерн, есть шанс перегнуть палку.

Действие «Восьмёрки» разворачивается на фоне Гражданской войны, как и в «Хорошем, плохом, злом».

«Хороший, плохой, злой» не касался расового конфликта Гражданской войны. Мой фильм – о раздираемой этим конфликтом стране, и о расовых последствиях спустя шесть, семь, восемь, десять лет.

Это и сделает ваш фильм современным. Расовые конфликты сейчас у всех на устах.

Знаю, и меня это радует.

Радует?

Наконец-то поднимается проблема белого превосходства и идут попытки бороться с ней. И мой фильм об этом.

Как события в Балтиморе и Фергюсоне нашли отклик в «Омерзительной восьмёрке»?

Это уже было в сценарии. Мы даже успели отснять материал до событий. Ко времени пришлось. Мы не пытались быть актуальными. Но это актуально. Мне нравится, что идут разговоры об узаконенном расизме, который существовал в этой стране и постоянно игнорировался.. Есть ощущение, что повторяется тот момент из 1960-х, когда люди сами должны были вскрыть свое уродство, прежде чем начать какие-то изменения. Надеюсь, сейчас происходит нечто подобное.

THE HATEFUL EIGHT

Стивен Спилберг и Джордж Лукас пессимистично настроены насчет будущего киноиндустрии, опасались, что провал нескольких тентполов повлечет за собой взрыв всего бизнеса. Разделяете их опасения?

Мой пессимизм не связан с франшизами. Они существовали еще со времен моего рождения. Можно говорить о «Трансформерах», а можно о «Планете обезьян» и Бондиане, которые вышли давно – и я, будучи ребенком, с радостью ждал продолжения. Вообще, когда мы закончим разговор, я пойду смотреть «Агентов «А.Н.К.Л.»» Гая Ричи. Уж не знаю, почем Спилберг и Лукас жаловались про такие фильмы. Им необязательно их снимать.

Некоторые их опасения касались недорогих фильмов, которых блокбастеры вытесняют из кинотеатров.

Такое говорят каждые шесть лет. Все мы согласны, что 70-е – или 30-е, в зависимости от ваших ощущений – были лучшим десятилетием в истории кино. Мне кажется, 1990-е где-то там же. Но люди говорили те же слова, что и Спилберг в девяностых, и говорили их в семидесятых.

Значит, вы не волнуетесь?

Уж точно не по этим говноповодам. Если посмотреть много фильмов в определенный год, будет очень сложно набрать десятку лучших, потому что вы увидите кучу всего, что вам понравится. Двадцатку составить проще. Скорее всего, в год будет один шедевр, и как мне кажется, не стоит ожидать больше одного шедевра в год, кроме по-настоящему великого года.

Блокбастеры хотя бы честные, но нет ничего хуже кино, снятого «под Оскар».

Кино, которое раньше относилось к независимому, вроде того, что показывали на «Сандэнсе» в девяностых – вот фильмы, которые сейчас могут претендовать на «Оскар». Типа «Детки в порядке» или «Боец». Это фильмы со средним бюджетом, но сейчас в них снимаются крупные звезды, а бюджеты увеличиваются. Они хорошие, но я не знаю, выдержат ли они проверку временем, как фильмы 1970-х и 1990-х. Не знаю, будем ли мы вспоминать «Город воров» или «Детки в порядке» или «Воспитание чувств» через 20 или 30 лет. Или «Скандальный дневник». «Филомену». Половина этих картин с Кейт Бланшетт какие-то артовые. Я не говорю, что они плохие, просто не считаю, что у них долгая жизнь. Но «Боец» или «Афера по-американски» — вот эти фильмы будут смотреть и через 30 лет.

Думаете?

Разумеется, я могу ошибаться, я ж не Нострадамус.

Что в «Бойце» даст нам пищу для размышлений через 30 лет?

Частично это взрыв таланта Дэвида О. Расселла, который всегда был талантлив, но в этом фильме он окончательно раскрылся. Считаю, что он лучше всех умеет работать с актерами – ну, и я тоже. А в «Бойце» изумительный кастинг. К примеру, мне нравится «Город воров», который тоже вышел в 2010-м. Хорошая такая криминальная драма. Но рядом с «Бойцом» она меркнет, потому что все в «Городе» запредельно красивые. Бену Аффлеку это прощается, потому что у него идеальный бостонский акцент. Но бандит просто красавчик! Девушка из банка – красотка! Мужик из ФБР – красавец! Городская шлюха Блэйк Лайвли невероятная красавица! Джереми Реннер может не самый красивый, но он все равно охренительно выглядит. И посмотрите на «Бойца». Смотрите, каких чудесных актрис Расселл подобрал на роли сестер. А у Аффлека — Лайвли. Сравнивать два этих фильма невозможно. На фоне одного другой смотрится фальшивкой.

На постере «Джанго освобожденного» были Джейми Фокс и Леонардо ДиКаприо. На постере «Бесславных ублюдков» — Брэд Питт. В «Восьмёрке» у вас Курт Рассел, Сэм Джексон и Дженнифер Джейсон Ли. Студия не требовала взять звезду покрупнее?

Нет. Если бы была роль для крупной звезды, и она была бы заинтересована в ней, то определенно на меня бы надавили. Но у меня нет с этим проблем – если только актер мне лично не нравится. Но раз кого-то угораздило стать звездой, это еще не значит, что его фаны или мои фаны жаждут увидеть нашу совместную работу. Есть такая штука, как «мои актеры», и как у них получается произносить мои диалоги. Это очень и очень важно. Это фильм, в котором Брэд или Лео не смогли бы сыграть. Здесь нужен ансамбль, где все равны между собой.

Вы воскресили несколько актерских карьер. Вы как-то следит за этими актерами, расстраиваетесь, если они снова скатываются в пучину забвения, откуда вы их достали?

Да никто на самом деле туда не скатывается. Может, не все обладают живучестью Джона Траволты, который снова стал суперзвездой и зашибал по 20 миллионов за фильм. Но это, конечно, лучший вариант развития событий. Было бы здорово, если бы Пэм Гриер давали главные роли в крупных фильмах, но правда в том, что женщинам вообще трудно получить главные роли в кино, особенно черным женщинам, которым чуть за пятьдесят. Она не испытывает иллюзий. Раньше она снималась в камео и мелких ролях в фильмах вроде «Побега из Лос-Анджелеса». А после «Джеки Браун» ей предложили сериал. И она снималась у Джейн Кэмпион, снималась в сериале «Секс в другом городе» — не будь «Джеки Браун», ей бы этого не предложили.

Для этого надо быть Мэрил Стрип или Джулианной Мур. Для актрис, скажем, старше 28 лет, это жестокий бизнес.

Честно говоря, не знаю, пишу ли я роли, которые подойдут Мэрил Стрип или Джулианне Мур. Джессика Лэнг в «Американской истории ужасов» — вот это мой тип актрисы.

Поскольку вы очень хорошо прописываете женские роли, чувствуете ли вы ответственность за женщин вне типичной голливудской популяции?

Нет у меня никакой ответственности. Я снимаю кино уже 20 лет, и несмотря на удачные решения, которые я принимал в течение первых 10 лет, сейчас я бы их не повторил. То есть, мне очень нравятся мои сценарии и очень нравятся мои персонажи, но я никогда не возносил их на пьедестал и не любовался ими. Тогда меня больше вштыривал крутой кастинг. Мне нравилась идея взять актера, который мне нравился, но которого уже не снимали, и показать миру, на что он способен. Но я так больше не считаю. Сейчас самое главное – мои персонажи. Вообще я считаю их одним из главных своих наследий. Поэтому моя единственная обязанность – подобрать правильных актеров. Помню, брал у меня интервью какой-то болван. Мы были втроем — я, Леонардо ДиКаприо и Джейми Фокс. И он спрашивал что-то подобное. И я такой: «Слушайте, я обожаю этих ребят, но я люблю своих персонажей. Их работа – произносить мои диалоги и всё!»

THE HATEFUL EIGHT

Почему вы взяли Дженнифер Джейсон Ли?

Она мне всегда нравилась. Где-то в моем подсознании «Омерзительная восьмёрка» своего рода вестерн-версия «Бешеных псов». И я подумал, есть в этом что-то очень уместное, учитывая то, на каком этапе карьеры я нахожусь. В этом фильме очень силен дух 1990-х, поэтому я решил привлечь крутых актеров того времени, но в наше время. Красавчик Майк Мэдмен из 90-х – но сейчас. Блондинчик Тим Рот – но сейчас. Сам Снэйк Плисскен Курт Рассел – но сейчас. И когда я искал актрису на роль Дэйзи, то представлял, что Дженнифер Лоуренс будет очень хороша. Я большой ее поклонник. Считаю, из нее получится новая Бетт Дэвис, если она продолжит дальше в том же духе.

Несмотря на это, Дэйзи должна была быть постарше. Она должна была вписываться в компанию парней. Дженнифер Джейсон Ли пришла на пробы и была прекрасна. Ей нужно было сыграть раненую, и она все легкие проорала. До сих пор помню ее крик – страшное дело. Будь мы в доме, соседи вызвали бы полицию.

Вы ностальгируете по девяностым?

Да нет, хоть и считаю, что это было очень классное время. Для меня, как минимум. Но как Бобу Дилану пришлось пережить 1960-е, так и мне нужно было пережить 1990-е, чтобы на канале VH1 в программе «Я люблю девяностые» не упоминали меня. Но если бы я ностальгировал по 1990-м, то только по отсутствию кучи электронных девайсов, к которым все постоянно присасываются.

Вы не смотрите кино онлайн?

Нет. Мой телек не подключен к компу. Это поколенческая фигня, но это не значит, что меня это не вгоняет в депрессняк. Мысль о том, что кто-то смотрит мое кино на телефоне – вот что вгоняет меня в депрессняк.

Я только что видел, как парень в метро смотрел «Джанго» на телефоне.

Да я даже на ноутбуке кино посмотреть не могу. Я человек старой закалки. Читаю газеты, журналы. Новости смотрю по телеку. CNBC много смотрю.

Сценарий по-прежнему от руки пишете?

Дай-ка я тебя спрошу: если бы ты решил написать стихи, то стал бы писать на компьютере?

И правда, не стал бы.

Поэзии не нужны технологии.

Какие фильмы в этом году вам больше всего понравились?

Я ничего толком в этом году не видел, занимался своим фильмом. Понравился «Кингсман». Очень понравился «Оно следует за тобой».

И что конкретно вам понравилось?

В нем была лучшая задумка для фильма ужасов за долгое-долгое время. Это один из тех фильмов, которые настолько хороши, что тебя бесит, что они не отличные.

Как его можно улучшить до отличного?

Нужно было не путаться в собственной мифологии. Он ее ломал направо и налево.

Кто из молодых режиссеров вам нравится?

Ноа Баумбах. Есть в его фильмах качество а-ля Пол Мазурски.

Но Баумбах снимает примерно столько же, сколько и вы. Кто еще?

Я не видел всех картин братьев Дюпласс, но те, что видел, мне очень понравились. Они сняли «Сайруса» и «Пакетоголовых». Весь этот мамблкор начался, когда я снимал в Германии «Бесславных ублюдков», так что он прошел мимо меня. Приезжаю домой, и везде об этом пишут. Читаю и такой: что за херня? Ну я взял и посмотрел «Пакетоголовых». Спросил своего друга Элвиса Митчелла: «Слышал про мамблкор? Я тут полюбопытствовал и посмотрел «Пакетоголовых», и это было хорошо». Он такой: «Тебе еще хороший фильм попался. Они не все такие. Ты просто выбрал правильный». Я еще не видел Hannah Takes the Stairs.

tarantino-hateful-eight-600x800

Кого вы считаете сегодня своим конкурентом? Видите ли вы конкурентом, например, Пола Томаса Андерсона?

Нет. Кино – штука дружеская. Может показаться эгоистичным, но я не вижу каких-то конкурентов. Я сам себе конкурент. Дэвид О. Расселл может снять главный хит года, но от меня при этом не убудет. Я был ужасно рад видеть в этом году на «Оскарах» Ричарда Линклэйтера. Последний раз я чувствовал конкуренцию, когда снимал «Убить Билла», а Вачовски снимали вторую «Матрицу». Она висела над нами Дамокловым мечом. Я пошел смотреть «Перезагрузку» в первый же день проката, и вышел с сеанса, напевая песню Джей Зи S-dot-Carter / Y’all must try harder / Competition is nada. Иду и думаю: «Ну и кто тут самый дерзкий? И из-за этого я парился? О-хре-неть».

Что скажете по поводу супергеройских фильмов?

Я читал комиксы с детства, и даже порядком фанател от вселенной Marvel. Так что как таковой проблемы с супергеройщиной у меня нет. Мне просто жаль, что пришлось ждать, когда мне исполнится полтинник, прежде чем они станут доминантным жанром. В восьмидесятых, когда кино было отстойным, супергерои были бы в кассу. А тогда я смотрел фильмов больше, чем когда-либо в жизни.

Вы бы сняли фильм про супергероев?

Не, я ведь работал в прокате! Но я бы посмотрел. Тогда было мое время. Мне было 20 лет, и я почувствовал бы себя как те парни на Комик-Коне, что едут ради фильмов DC и Marvel. Но сейчас мне пятьдесят, и я их мало смотрю.

В наше время молодые режиссеры снимают одну хорошую инди-картину и их моментально подписывают на супергеройские фильмы, или на «Звездные войны» или на «Мир Юрского периода». После «Бешеных псов» вам предлагали «Скорость» и «Людей в черном». Как бы изменилась ваша карьера, если бы вы согласились?

Неплохая была бы карьера. Но мне кажется, что это меньше связано с успехом чего-то вроде «Людей в черном» или «Скорости» или «Криминального чтива», и больше с тем, как ты представишь себя индустрии. Я сразу показал, что не являюсь режиссером по найму. Я не буду сидеть дома и листать сценарии, что вы мне присылаете. Я напишу свой. Я не занимаюсь правками чужих.

В какой-то момент к тебе перестают приставать с предложениями. Но когда мы сняли «Грайндхаус», и он не очень хорошо прошел, мне снова начали предлагать проекты. (Включая «Зеленого фонаря», «Агентов А.Н.К.Л.» и «Западный мир»: «Они очень-очень хотели чтобы я сделал ремейк «Западного мира». Я был на кинофестивале в Маниле и продюсер проекта Джерри Вайнтрауб говорит «Я сейчас прилечу в Манилу». Честно, я бы посмотрел «Западный мир» снятый мной»). И я такой: «Окей, понял. Я обосрался, и они это знают. Никогда еще за свою карьеру я не был так не уверен в себе».

Есть ли франшизы, которыми ты хотел заняться?

Я бы снял первый «Крик». Братья Вайнштейны хотели заманить к себе Роберта Родригеса. Они даже не думали, что мне такое будет интересно. Признаться, мне не понравились идеи Уэса Крейвена. Мне кажется, он стал железной цепью, пристегнувшей проект к земле, и не давшей ему дотянуться до звезд.

Как сериалы вы смотрите?

Из последнего, что я смотрел — «Правосудие» и «Как я встретил вашу маму».

Именно благодаря «Правосудию» вы узнали про Уолтона Гоггинса?

Я уже знал его по «Щиту». Понимаете, тот факт, что он шесть лет проговаривал псевдо-тарантиновские диалоги дало понять, что у него язык правильно подвешен.

Смотрели «Настоящий детектив»?

Пытался смотреть первый эпизод первого сезона, и это совсем не мое. Мне кажется, он очень скучный. И второй сезон смотрится ужасно. Взять хотя бы трейлер: толпа красивых актеров пытаются быть некрасивыми и шатаются словно с весом всего мира на плечах. Все так серьезно, они все такие измученные, пытаются выглядеть жалко со своими усами и мятыми шмотками.

А вот на HBO мне понравился сериал Аарона Соркина «Служба новостей». Это единственный сериал, который я смотрел три раза. Сперва новую серию в семь утра в воскресенье. Потом, когда она заканчивалась, я ее пересматривал. А потом еще раз посреди недели, просто чтобы послушать диалоги.

Думаю, люди удивятся. Рецензии на «Службу новостей» попадались очень разные. Соркин даже извинялся несколько раз.

Кто, блядь, читает рецензии на сериалы? Ёбаный насрал! Телекритики обозревают пилот. Пилотные серии – отстой. Почему так удивительно, что мне нравится лучший автор диалогов в бизнесе?

Вас критиковали на протяжении всей карьеры за одно и то же: насилие и слово на букву «н». Вы к ним вообще прислушиваетесь?

Социальные критики для меня ничего не значат. Их очень легко игнорировать, потому что я на сто процентов верю в свое дело. Так что все эти скептики и борцы за общее благо могут просто пойти на хуй. Какое-то время они достают, но в конечном итоге, они всего лишь топливо для меня.

oscars-winners-list-2013-23

Вы дважды выиграли «Оскар» за сценарий. Бесит ли вас, что ничего не выиграли за режиссуру?

Нет. Я был бы не против выиграть «Лучшего режиссера» за «Бесславных ублюдков», но я не тороплюсь. И я очень, очень доволен своими «Оскарами» за сценарии. Пожалуй, похвастаюсь: я один из пяти человек, выигравших «Оскар» за сценарий дважды. Кроме меня это Вуди Аллен, Билли Уайлдер и Пэдди Чайефски. На самом деле, я и не знал, пока про это не написали в интернете. И я такой «Срань господня!». Это же величайшие сценаристы в истории Голливуда. Сейчас Вуди вырвался вперед. Выиграл третий «Оскар». Так что если я выиграю третий, то у нас будет ничья с Вуди.

Вы поговаривали, что после десяти фильмов уйдете на покой. Если все пойдет по плану, то после «Омерзительной восьмерки» у вас остается две картины. Чего бы вы хотели с ними добиться?

Было бы круто, чтобы мой десятый фильм стал моим лучшим; уйти, так сказать, эффектно. Ну, или снять что-то эффектное, а потом что-нибудь небольшое и свалить. Я частенько об этом задумываюсь, но не всерьёз. Я просто занимаюсь одним проектом за раз. Есть несколько фильмов, которые мне бы хотелось снять, но как только я покончу с «Восьмёркой», отдышусь, и получится, что все, что мне хочется снять сейчас, потом я не сниму. Я оставляю себя открытым для правильной истории.

Значит, все потенциальные картины, о которых вы говорили до этого: Killer Crow (Спин-офф «Ублюдков» про темнокожих солдат, убивших белых солдат, после того как армия США их наебала), «Братья Вега» (Кроссофер/спин-офф «Псов» и «Чтива» с Джоном Траволтой и Майклом Мэдсеном в тех же ролях), кроссовер Джанго и Зорро (адаптация одноименного комикса). Надо понимать, их нам не увидеть?

Нет. Не думаю, что сниму Killer Crow, но, пожалуй, это единственный проект, за который я бы взялся.

С «Убить Билла 3» все кончено?

Нет, не совсем, посмотрим.

Ваше влияние сейчас повсюду. Каково это, смотреть чужие картины и сериалы, и видеть там свои приемы?

Отлично. Значит, я все правильно делаю. Я настоящий кинематографист своего поколения, ведущий всю стаю. Хичкок видел своими глазами, как люди используют его техники. Спилберг видел, как его копируют. Значит, есть эффект. Прежде чем я начал снимать фильмы, моей задачей было снять такую картину, чтобы после ее просмотра люди захотели снимать кино. У меня это определенно получилось.

Кто ваш любимый подражатель?

Этого добра хватало в девяностых, типа «Обычных подозреваемых», или «Восемь голов в дорожной сумке» или «Два дня в долине». Мне кажется, что лучше всего получилось у режиссера, который больше после этого не снял, Си Эм Толкинтона с фильмом «Любовь и 45 калибр». И еще была отличная гонконгская картина «Много способов быть первым».

Но кроме вспышки криминальных картин 90-х после «Чтива» ваше влияние огромно: антигерои в сериалах, у всех в диалогах полно поп-культурных отсылок, нелинейное повествование сейчас обычное дело и никто не дергается, как в случае «Чтива».

Если хочется отдать мне честь, то я ее поношу, но не приму. Я не настолько высокомерен. Частичка меня считает, что я повлиял на все, но это лишь моё личное раздутое эго.

Большинство ваших персонажей движимы местью, но в последнее время вы стали великодушнее. Представители Брюса Дерна, по слухам, слили сценарий «Омерзительной восьмерки», а он все равно в фильме. Эннио Морриконе критиковал «Джанго освобожденного», но все равно написал музыку к «Восьмёрке». Совсем размякли?

Наверное, да. И мне это нравится. Я был злобным юношей, но будь я злобным сейчас, то задался бы вопросом: «Что за хуйня?». У меня отличная жизнь. Редко кому выпадает шанс оставаться художником на моем месте. Из-за чего мне беситься? Я раздражаюсь, но я расслабился. Жизнь слишком коротка.

via Vulture

Мы в Facebook: https://www.facebook.com/redrumers
Мы Вконтакте: https://vk.com/redrumers
Мы в Twitter: https://twitter.com/theredrumers