Алан Мур и Морок над Инсмутом

pr003

Месяц назад мы рассказывали про первые два выпуска нового комикса Алана Мура Providence, на страницах которого знаменитый британский писатель наконец то приступил к дотошному исследованию и переосмыслению всего творчества Лавкрафта.

Сегодня мы расскажем про третий выпуск этого комикса, полностью посвященный городу Инсмуту.

Сразу стоит заметить, что количество литературных и исторических референций у Мура зачастую сбивает с толку даже самых опытных читателей, поэтому первое, что мы можем посоветовать — перечитать или освежить в памяти несколько хрестоматийных рассказов ГФЛ.

  • Морок над Инсмутом
  • Картина в доме
  • Ужасный старик
  • Маленькая черная бутылка
  • Затаившийся страх

pr301

Третья глава Providence, собственно, так и называется — «Затаившийся страх», но это название не имеет прямого отношения к одноименному рассказу. Общие темы, тесно связывающие в новой мифологии Мура все пять вышеназванных новелл из наших рекомендаций — вырождение, инородцы и морские капитаны, которые всему этому способствуют.

А теперь подробнее.

История начинается 23 июля 1919 года, когда молодой репортёр New York Herald Роберт Блок отправляется в Салем, чтобы выйти на след английского перевода древней арабской книги «Китаб»  (в лавкрафтовской мифологии — Некрономикон). В предыдущем выпуске от коллекционера из Ред-Хука по фамилии Суидам репортёр узнал, что копия искомой книги попала к нему в руки от перекупщика из Салема Тобита Боггса (в лавкрафтовской мифологии — Барнабаса Марша).

actorsstrike1919

Нью-Йорк, который в начале главы покидает Блок, представляет из себя очень шумное и неспокойное место. Правительство второй год кричит о «Красной угрозе». Президент Вудро Вильсон принял ряд жестких антииммигрантских законов, а печально известный прокурор Палмер уже вовсю пытается внедрять эти законы в жизнь. Арестованы без соблюдения протокола от 4 от 10 тыс. иностранцев, связанных с левыми группировками.

Короче говоря, ксенофобия снова в тренде. 

Из-за сокращения новой иммигрантской рабсилы с Юга на Север начинают переселяться негры. Почти полмиллиона. Они готовы работать практически за еду и выступать штрейкбрехерами, поэтому лето 1919 года вошло в историю как «красное». Расовые бунты вспыхивают во всех крупных промышленных городах. Убито несколько сот черных. 

Именно из этого ада и бежит Роберт Блок в город Салем.

pr305

Важное замечание: Мур признался, что совершил при еще при написании «Неономикона» серьезную ошибку, идентифицировав Инсмут как Салем. На самом деле, Салем — это все же Аркхэм, а Инсмут — скорее всего, Ньюбери-порт. Кингспорт, в свою очередь, Марблхэд. Но не будем забегать вперед.

Роберт Блок прибывает в Салем, останавливается в гостинице у Зека Хиллмана (у Лавкрафта — Гилмена), после чего отправляется на фабрику Боггсов. Там он видит Тобита Боггса в компании двух его клиентов.

pr32

Первый клиент — старичок в темнозеленой куртке — Инкреас Орн из Марблхэда. Безымянный капитан и хозяин бутылочек с душами из рассказа «Ужасный старик». Наградив его фамилией «Орн», Алан Мур приписал его к целой цепочке персонажей из мифологии Лавкрафта с подобной фамилией.

Второй клиент — бородатый дед с книгой — Шадрак Аннесли, безымянный каннибал из рассказа «Картина в доме». Из статьи Суидама мы знаем, что именно капитан по имени «Шадрак Аннесли» привез в 1686 в Америку копию «Китаба». Это значит, что деду почти 300 лет. К счастью, способ продления им жизни не вызывает ни малейшего сомнения. По его репликам и талмуду Corpus Congo в руке мы понимаем, что дедушка — каннибал.  А также — родич семейства из «Цвета другого мира».

pr31

Клиенты уходят, и Боггс рассказывает приезжему гостю, что его копию Китаба записал Гарланд Уитли из городка Атол (у Лавкрафта — Данвич), состоявший до 1912 года в тайном ордене Stella Sapiente. Блэк удивлён, узнав, что Орден просуществовал до 1912 года, но Боггс уверяет его, Stella Sapiente, на самом деле, функционирует и по сей день, но только деталей он сам не знает, так как его деда исключили из рядов SS еще 40 лет назад.

В свое время старый Джек Боггс был приглашен в орден другими капитанами (Гаррисоном и тд), которые сами же изгнали его после того, как Боггс связался с людьми моря и привез в качестве жены Пафифию-Ли.

pr304

Надо заметить, что Боггс очень дружелюбен и даже гостеприимен. Суидам предупредил его о прибытии Блэка (которого с его подачи все называют теперь не иначе как «Вестником»), поэтому Богсс не говорит лишнего, но при этом ничего и не скрывает. Он приводит гостя в свой дом, знакомит с женой Негатлией-Лу (или это его дочь?). Показывает ему дедовские туннели, через которые его семья ввозила в страну нелегалов.

Мы узнаем, что в отличии от «Морока над Инсмутом» местные сектанты не настолько однородны. Орден очень консервативен, поэтому держит туземцев и их смешанное потомство за людей низшего сорта. Их отвращает не только чуждая внешность инородцев, но также и обычаи и повадки (например, островитянки умеют круто делать минет).

Кстати, «Орден Дагона» в Салеме Алана Мура называется «Братством Оаннеса». И еще они активно используют свастику, о чем писал также и сам Лавкрафт. Разумеется, еще до того, как эта символика стала ассоциироваться с Третьим Рейхом.

pr302

pr33

Вернувшись в гостиницу, Блэк ложится спать и ему снится изысканный кошмар, в котором сливается в единое целое все, что он видел и прочувствовал в течении последних дней. В постели с Блэком появляются по очереди его мертвый любовник, детектив из Ред-Хука и девушка из Herald, у которой теперь помимо сисек есть еще и член.

Потому что президент Вильсон приказал.

pr34

pr35

pr36

Блэк начинает понимать, что это видения из будущего, которое он приблизил (или даже сам создал), издав свою книгу. В этом будущем есть газовые камеры и газенвагены. На стенах висят флаги со свастикой, а Эдгар Гувер, один из самых активных последователей упомянутого в начале статьи прокурора Палмера, дрочит мужчине.

Блэк понимает, что грядущая гибель жителей Инсмута — его вина, а потом… он просыпается. Собирает вещи и отправляется в Атол.

pr306

Рекап новой главы Providence получился у нас сегодня скомканный и немного сумбурный. Но это неизбежно. Алана Мура традиционно с одного наскока не одолеешь, а уж тем более если его дальнейшие ходы еще даже не написаны.

Если решите еще глубже копнуть в материал — следите за обновлениями вот в этой статье.  Ну, а пока — до встречи через месяц.

Мы в Facebook: https://www.facebook.com/redrumers
Мы Вконтакте: https://vk.com/redrumers
Мы в Twitter: https://twitter.com/theredrumers