Любимые фильмы ужасов Уэса Крэйвена

wescravenmask

30 августа 2015, на 77 году жизни скончался режиссер и сценарист Уэс Крэйвен. В историю кино он вошел как создатель легендарных серий «Крик» и «Кошмар на улице Вязов». Он придумал образ Фредди Крюгера, одного из самых узнаваемых злодеев мирового кинематографа. В 1984 году Крэйвен единолично возродил жанр молодежного хоррора. Так или иначе, его след останется в кино на долгие годы вперед.

Какие же фильмы вдохновили мастера ужасов на создание ставших уже классическими картин? «Я решил назвать фильмы, которые вышли во время, когда я только начинал смотреть кино и влюбился в него. Поскольку моя семья была очень религиозной, то ребёнком я фильмы не смотрел, они считали их работой Дьявола, поэтому до колледжа я многого не видел».

«А теперь не смотри» (реж. Николас Роуг)

Один из тех фильмов, который полностью захватил меня и напугал одновременно. Кроме того, это еще и произведение искусства. Там несколько сцен, где родители мельком видят пропавшую дочку, в красном плаще, в конце темной аллеи в Венеции. Ощущение, что ребенок либо призрак, либо мучает их, появляясь и исчезая, отличный пример (не то чтобы я ему последовал), как можно пугать, не показывая кровь.

«Фотоувеличение» (реж. Микеланджило Антониони)

«Фотоувеличение» тоже из раздела загадочных фильмов, где вы вообще не наблюдаете насилия. У Антониони фотограф возвращается в студию после съемки и видит нечто на одной из фотографий. Он увеличивает и увеличивает фото и видит, что это человеческая нога, торчащая из кустов. Тогда он возвращается на место съемок, чтобы все выяснить. Он уверен, что наткнулся на убийство, и, вернувшись в студию, обнаруживает что в квартире кто-то покопался и его жизнь в опасности. Это превосходно выстроенный, изумительно снятый, почти сюрреалистичный фильм про нависшую угрозу. И опять-таки, почти без намеков, что происходит и что произойдет. Экстраординарно. Несмотря на то, что мои картины никогда не стали настолько авторскими-артхаусными, именно эти ленты по-настоящему меня вдохновили при работе на «Кошмаром на улице Вязов».

«Психо» (Альфред Хичкок)

Сцена, которая меня искреннее напугала там, где Мартин Болсам в роли детектива заходит в дом и поднимается по лестнице. Потом мать появляется в дверном пролете с ножом в руках. Она нападает на него и бьет ножом в грудь, и он настолько ошарашен, что не может пошевелиться. Хичкок создал нечто сюрреалистичное, когда ставил актеров на возвышении, чтобы они могли падать назад медленно, как во сне. Предельно жутко.

«Девичий источник» (Ингмар Бергман)

Сюжет «Девичьего источника» взят из средневековой истории и лег в основу «Последнего дома слева». Две девушки отправляются в паломничество, в лесу натыкаются на каких-то диких пастухов, которые насилуют и убивают их. Что само по себе ужасно, но что страшно по-настоящему, это когда эти самые пастухи пытаются укрыться от грозы, и прячутся в доме, не подозревая, что это дом одной из девушек. Родители обнаруживают одежду дочери среди вещей пастухов и начинается длинная сцена, где родители планируют убить мужчин. Отец систематично убивает их одного за другим и меня поразило, насколько живо была показана месть. С пастухами путешествовал молодой парень, абсолютно невиновный, и его тоже убивают. Поразительно, как то, что в американском фильме стало бы оправданной местью к финалу само собой превращается в убийство невинных. Как они превращаются из обычных людей в жертв, а затем в убийц. Захватывающе.

Repulsion-584982

«Отвращение» (реж. Роман Полански)

Картина Полански среди главных вдохновителей для нескольких моих фильмов. «Отвращение» словно соткано из паутины и эфира. Женщина остается в квартире одна, и ее разум начинает понемногу разрушаться, а квартира становится символом ее души. Там есть изумительный момент, где она напугана и заперта в квартире, несмотря на то, что может уйти в любой момент, и одна из стен дает трещину. По всей стене, словно само здание вот-вот развалится. Годы спустя, когда я снимал «Кошмар на улице Вязов 7», то начал фильм с землетрясения в Лос-Анжелесе. Мы наблюдаем за актрисой, игравшей Нэнси в оригинальном «Кошмаре». Мы в доме Хэзер Ленгенкэмп, начинается землетрясение и первый намек на происходящее — это стена, которая просто раскалывается пополам. Позже я был на показе «Отвращения», где представлял фильм как один из моих любимых. Сижу в кинотеатре, в самом начале на стене квартиры появляется трещина, и я понимаю, вот блин, я, не задумываясь, перенес историю с трещиной в свою картину.

«Красавица и Чудовище» (реж. Жан Кокто)

Идея фильма снова вращается вокруг полубезумия и реальности, перетекающей в сюрреализм. Мне кажется для меня сюрреализм стал возможностью взглянуть на сходящих с ума под новым углом. Особенно в сцене, где персонаж идет по коридору. Там подсвечники сделаны в виде рук, и они тянутся к персонажу — меня это напугало. В «Людях под лестницей» и в «Змее и радуге» есть похожие элементы. Особенно в галлюциногенной сцене с Биллом Пуллманом, когда он бежит по тюремному проходу, и к нему начинают тянуться длиннющие руки.

«Война миров» (реж. Байрон Хэскин)

Чтобы посмотреть этот фильм мы прокрались в кинотеатр вместе с братом. Там вторжение инопланетян и они приземляются в больших тарелках, и самое страшное это те самые длинные отростки, которые могут поворачиваться как угодно. Как змеи, они осматривают комнаты в поисках людей. Я только помню, что дико перепугался из-за этого.

«Франкенштейн» (реж. Джеймс Уэйл)

В «Франкенштейне» для меня самое страшное, кроме образа Бориса Карлоффа, когда он сбегает от своих мучителей, стоит посреди идиллического пейзажа рядом с озером и встречает маленькую девочку, и они вроде как становятся друзьями. Она невинна и сразу не убегает в ужасе, но в следующий раз, когда мы ее видим – она мертва. Ясно, что он убил ее и создается ощущение, что фильм может показать зрителю то, чего он от него не ожидает. Разумеется, по современным стандартам, сцена довольно мягкая, но когда я увидел ее впервые, то был шокирован, что они показали мертвого ребенка, что создание на самом деле убило его.

«Носферату» (реж. Фридрих Вильгельм Мурнау)

Облик Носферату послужил вдохновением в выборе Майкла Берримана на роль в «У холмов есть глаза». Он родился с врожденными дефектами, из-за чего его череп был деформирован, и у него поразительный вид. Внутри он абсолютно нормальный человек, но выглядит жутко. Для меня Носферату, как персонаж, смотрелся настолько ужасающе, что я не понимал, как там вообще может быть человек, это же монстр, настоящий вампир.

badd

«Дурная кровь» (реж. Мервин ЛеРой)

Прелесть злого ребенка — в ее новизне. Сама мысль, что милая маленькая девочка может быть плохой, казалась антиамериканской. Позже, например с «Оменом», злые дети стали нормой, но в то время идея девочки, убедительно и злонамеренно убивающей людей, но кажущейся невинной, шокировала. Мне кажется, он отлично написан, и один из редких, так и не переснятых, фильмов. Поразительно, что они так и сделали современную версию картины.

via DailyBeast

Мы в Facebook: https://www.facebook.com/redrumers
Мы Вконтакте: https://vk.com/redrumers
Мы в Twitter: https://twitter.com/theredrumers