«Сотня»: Как закалялась Кларк

Тот момент, когда субтитры умнее тебя. Тот момент, когда субтитры умнее тебя.

Этим летом среди поклонников сериалов, да и вообще всех людей, пытающихся высказать своё мнение, было модным обсуждение качества второго сезона «Настоящего детектива». Каждая серия порождала многословные тексты (да и мы немного в этом виноваты), где авторы изо всех сил пытались решить: дотягивает ли новый сезон хотя бы до уровня первого, виноват ли в чем-то уход Фукунаги или виной всему личные задвиги Пиццолатто. А тем временем на заднем плане незаметно крадутся другие, и очень качественные сериалы.

На самом деле второй сезон сериала «Сотня» (The 100) закончился до того, как снова начался «Настоящий детектив». Тем не менее это не отменяет подозрительную тишину, окружающую сериал про подростков, по новой обживающих Землю. Вероятно, многих сразу отталкивало, что сериал создан на основе книг young-adult – жанр, который некоторые считают низким, и не достойным их внимания. Других, возможно, напрягло, что сериал выходит на канале CW, малоизвестном своими качественными драмами и по большей части фокусирующийся на красивых людях в красивых декорациях. Да, во основе лежит подростковые приключения от Кэсс Морган, и да, в сериале хватает подозрительно красивых людей на фоне подозрительно захватывающих локаций. Но пускай это вас не отталкивает.

Прежде чем погрузиться в пучины сюжета и прочих важных деталей, стоит предупредить, что весьма вероятно в тексте могут встретиться спойлеры. В наше время за «спойлер» принимают даже фамилию персонажей, так что мы дадим вам возможность подумать. Тем не менее, для тех, кто боится читать дальше: можете поверить на слово, и идти смело смотреть сериал. Он лучше, чем вы думаете. А с остальными мы пока продолжим.

Спойлеры. Всюду спойлеры.
Спойлеры. Всюду спойлеры.

Прошло 97 лет после Судного дня Апокалипсиса, когда Землю накрыло ядерными ударами. Все, что осталось от человечества, выживает в космосе на Ковчеге – огромной станции, составленной из других станций разных стран. Во избежание перенаселения семья может завести только одного ребенка, всех взрослых нарушителей, даже за самый мелкий проступок, моментально отправляют на прогулку в космос без скафандра, и лишь не достигшие восемнадцати лет могут отсидеть за преступления в тюрьме.

Только вот с каждым днем поддерживать разваливающуюся на глазах станцию становится все сложнее. Тогда Совет принимает решение отправить всех подростков, сто человек, вниз, на Землю, чтобы проверить, можно ли там жить. По приземление выясняется, что жить можно, кругом зелень и свежий воздух. В итоге простая попытка выжить запускает череду событий, способных снова изменить облик всей планеты.

Наша главная героиня: Кларк Гриффин (Элайза Тейлор), дочка главного доктора  Ковчега и девушка изначально крепкая, с моральным компасом, твердо указывающим на добро. Ей сразу противостоит Беллами Блейк (Боб Морли), самый старший из прилетавших, даром что не подросток. Просто он пробрался на корабль, чтобы защитить свою младшую сестру Октавию (Мари Авгерополус), единственным преступлением которой стало ее рождение. Еще тут есть лучшие друзья Джаспер (Девон Бостик) и Монти (Кристофер Ларкин), раздолбай, но отличный следопыт Финн (Томас МкДоннел) и мрачноватый «злодей» Мерфи (Ричард Хермон). Подростки начинают с переменным успехом строить себе общество, но быстро обнаруживают, посредством копья в Джаспера, что они тут не одни.

bscap0002
Тот момент, когда субтитры умнее тебя.

Тем временем Ковчег ковыряется в политических дрязгах, и пытается понять, можно ли спускаться на Землю, или надо отправить в открытый космос три сотни человек, чтобы продлить запасы кислорода на несколько месяцев. Общему настроению не помогают попытки переворотов, народные волнения и постоянные проблемы с техникой. В конечном итоге жителям Ковчега, далеко не всем, придется прилететь на землю нашу грешную, во главе с оставшимися представителями Совета: главой охраны Маркусом Кейном (Генри Йен Кьюсик) и мамой Кларк доктором Эбби Гриффин (Пейдж Турко). Потом к ним присоединится и канцлер Филоний Джаха (Исайя Вашингтон).

Пытаться описывать все события двух сезонов занятие бессмысленное и неблагодарное. Достаточно сказать, что за один сезон тут может произойти больше, чем за пару сезонов «Игры престолов». Ведь надо подружиться с местными (да, тут есть местные аборигены-выжившие), понять, откуда идет кислотный туман, кто живет в горе, и как разобраться с дикими и жуткими Жнецами. Попутно не забыть, что надо снова обживаться на Земле и не умереть в лапах безумной плотоядной гориллы. Все как обычно.

Сериал стартует как подростковая драма с элементами «Повелителя мух». Сразу начинаются перепалки: Беллами берет власть в свои руки, пока Кларк пытается исследовать территории. Но в какой-то момент создатели оставляют далеко позади переулок разборок, кто кого любит, и кто кого предал, и выруливает на просторное шоссе выживания в постапокалипсисе. Персонажи спокойно умирают направо и налево, мир далеко не так дружелюбен, как могло показаться сперва, а за каждым поворотом может встретиться новая загадка (в какой-то момент так и происходит).

Clipboard02

Иногда, конечно, проглядывают корни книги. Довольно просто предугадать, что сейчас скажут герои. Все люди выглядят потрясающе, от обитателей закрытой станции, до полудиких жителей лесов. Лишь у пустынного народа проглядывают мутации. Но создатели не сдаются, и всеми силами сдерживают первоисточник и не поддаются подростковой драме. Драма пытается показать голову, но в нужный момент ее крепко бьют по голове, и она снова затихает.

Но главная прелесть тут, конечно, в персонажах. Тут нет откровенных злодеев, которых ненавидишь на протяжении всех двух сезонов, как нет и откровенных героев. Кларк, пожалуй, единственная, кто остается практически непоколебимой на протяжении всех событий, лишь под конец второго сезон в ее глазах появляется еще больше холодной стали. Беллами из человека, заботящегося только о себе и сестре, превращается в Героя для своих друзей. Образцовый представитель «Стокгольмского синдрома» Октавия становится суровой воительницей. Милый Финн совершает небольшой геноцид (вообще, тут любят убивать людей пачками, человек по триста), а Мерфи постоянно кочует, и пытается вырваться за рамки, насаждаемые обществом. Мудрый канцлер Филоний в какой-то момент кажется безумцем, поглощенным комплексом Мессии – во что бы что ни стало, он хочет вывести жителей Ковчега к Земле Обетованной. Стоит вам свыкнуться, что персонаж злодей, как сценарий тут же ставит все с ног на голову, и вы уже всем сердцем за него переживаете. Или наоборот.

Кто-то скажет, что сериал постоянно скатывается в мыло. Мол, подростковые разборки это скучно и занимает слишком много времени. На это хочется ответить, что большинство сериалов, за очень редким исключением, по умолчанию – мыло. «Игра престолов» — мыло с драконами. «Твин Пикс» — мыло с тайной. Так что мыло есть всегда, просто надо уметь его правильно разбавить действием, драмой и отличным напряжением.

«Сотня» легко и непринужденно уделывает любые киношные попытки адаптаций антиутопичных YA. «Голодные игры», «Дивергент» и даже «Бегущий по лабиринту» справляются с задачей с переменным успехом, часто провисая под грузом придуманного мира. Во вселенной «Сотни» нет странного деления на касты и разноцветных футболок. Пока Китнисс Эвердин с трудом принимает на себя роль лидера, Кларк сразу берет управление в свои руки, и даже в какой-то момент ставит себя против нового канцлера – собственной матери.

«Ты – канцлер. Но я тут главная».

«Сотня» не пытается придумать новый мир или жанр, зато отлично пользуется уже созданным. «Безумный Макс», Fallout, «Повелитель мух», среди прочего, сразу же приходят на ум. Даже имя главной героини явно выбрано не случайно. Но в первую очередь это внимательный и тщательный разбор людского поведения, развития персонажей. Как меняется человек, каждый день сталкиваясь с суровой реальностью. Как кто-то может сломиться, или наоборот, найти в себе новые силы, чтобы двигаться дальше. Как на простую девочку может лечь огромный груз ответственности не только за жизнь, но и за смерть сотен и сотен людей. И как, в конце, она все равно может остаться человеком.