Немецкий наемник Гёц и его железная рука

Zweite_Eiserne_Hand

Беспощадный немецкий наемник Гёц фон Берлихинген прямо-таки обожал хорошую междоусобицу. В качестве солдата по найму в 16-ом веке, вместе со своей командой разухабистых раздолбаев и смутьянов, он сражался за любого баварского герцога или барона, готового предложить отличную схватку и крупную сумму.

Но поскольку дело происходит в 16-ом веке, и наш герой постоянно и весьма увлеченно сражается в любой битве, до которой может дотянуться, рано или поздно за такой образ жизни приходиться расплачиваться. В 1504 году, занимаясь осадой города Ландсхут на юго-востоке Германии во имя Альбрехта IV, герцога Баварии, двадцатитрехлетнего наемника ранило пушечным ядром. Точно сказать, что именно случилось дальше, никто не берется. По версии одних, ядро попало в меч Гёца, который отрубил ему правую руку. Другие говорят, что само ядро на полной скорости лишило Берлихингена любимой конечности для протыкания мягких человеческих тел.

Как бы там ни было, руки больше не было, и бедному рыцарю вроде бы полагалось отправиться на покой. Либо найти новый способ продолжать сражаться за звонкую монету. В принципе, к этому моменту уже можно догадаться, какой путь выбрал наемник. Вскоре после неудачной встречи с артиллерией, Берлихинген щеголял клацающей и щелкающей металлической конечностью.

Первая модель не отличалась сложностью. Пластина с двумя петлями, благодаря которым четыре крюкообразных пальца загибались внутрь и держали меч. Других действий такая рука не предполагала. Протез даже детализировали, выделив пальцы, ногти, костяшки и морщины. Конечно, можно было сделать руку как Гатсу, из манги «Берсерк», но что-то нам подсказывает, с мощными магнитами в 16-ом веке была напряженка.

Тем не менее, пониженная подвижность новенькой блестящей конечности, не могла остановить Гёца. Сжимая меч в металлической руке, он продолжал руководить верным отрядом. Его захватывающая карьера упоминается в статье доктора Шерон Ромм «Пластическая и восстановительная хирургия» (Plastic & Reconstructive Surgery). Карьера состояла по большей части из сражений, азартных игр и выдаче займов. Благодаря последнему, он заслужил у местных жителей репутацию своеобразного Робин Гуда, вставшего на защиту бедных крестьян от угнетателей. Похищение благородных граждан ради выкупа и нападения на странствующих торговцев? Но это всего лишь привычная часть работы.

После нескольких лет использования удобной, но довольно-таки неподвижной конечности, Берлихинген решил, что пора провести апгрейд протеза. Вторая рука, доходившая до предплечья и крепившаяся кожаными ремням, получилась конструкцией неуклюжей, но от этого не менее гениальной, согласно «Американскому журналу хирургии».

В отличие от первой модели, в новой версии у каждого пальца было по несколько соединений, что позволяло сжимать меч еще крепче. Что, в свою очередь, позволяло мечу еще лучше втыкаться в подвернувшихся солдат, сражающихся за чужие деньги. Левой рукой Гёц мог по своему желанию менять положение пальцев, чтобы держать меч, перо или поводья. Внутри руки скрывался пружинный механизм, благодаря чему пальцы оставались в нужном положении.

Неизвестно, произнес ли Гёц, при получении нового протеза, хрипловатым голосом «groovy» и посмотрел ли куда-то вдаль. С другой стороны, в отличие от металлической руки Эша из «Армии Тьмы», конечность Берлихингена не отличалась механической подвижностью. Хотя у немецких мастеров, в отличие от Эша, не было под рукой современных журналов по механике. Подозреваем, Гёц остался доволен новой рукой и успел подписать ею немало контрактов, убить людей и проиграть некую сумму денег.

Вторая рука, редкий образец протезирования из 16-го века, до сих пор хранится в замке-музее в родном городе Берлихингена Ягстхаузен. Пример гордого рыцаря, отказавшегося прогнуться под давлением обстоятельств, настолько вдохновил местных жителей, что металлическая конечность в итоге очутилась на городском гербе.

Схемы Железной Руки MK II
Схемы Железной Руки MK II

Наемник, заработавший прозвище «Гёц Железная Рука» продолжал сражаться до почтенного шестидесятичетырехлетнего возраста. Он успел принять участие в кампании против Оттоманской империи, а в 1544 году сражался во Франции. В конечном итоге, он решил оставить кровопролитное дело и написал автобиографию. Повествование о его боевой славе так и осталось в виде рукописи, когда в 1562 году Гёц скончался, в возрасте 82 лет. Для однорукого воина в 16-ом веке дожить до столь значительного возраста — огромное достижение. Мемуары опубликовали лишь в 1731 году. Похождения Берлихингена вдохновили Иоганна Гете. В 1773 году он написал «Гёц фон Берлихинген», пьесу про жизнь и приключения бравого солдата.

«Его зашита окружающего крестьянства и безграничная популярность, которой он наслаждался, вкупе с постоянным насилием, сделала его личность весьма неприятной для местной знати», — гласит предисловие к английскому изданию книги в 1873 году. Пьеса весьма фривольно относится к правде и превращает Берлихингена в трагическую фигуру, человека, погибшего в юном возрасте, в самом разгаре лет. Воин изображен яростным, но при этом нежным и чувствительным. Объясняя монаху, почему он протягивает левую руку для рукопожатия, он говорит «Моя правая, пускай и пригодная к войне, неспособна почувствовать прикосновение любви. Она скрыта под перчаткой, глядите, он сделана из железа». Прямо-таки и представляем, как Гёц, после очередной кровопролитной битвы, пускается в терзания, что его протез лишил его возможности коснуться щеки прекрасной девы правой рукой.

Но самая любопытная строка из пьесы, вероятно, вдохновлена реальным высказыванием Берлихингена, когда он был занят осадой замка Ягстхаузен. В ответ на предложение сдаться, Гёц ответил «Er aber, sag’s ihm, er kann mich im Arsche lecken», что примерно переводится как «Передай, пусть поцелует меня в задницу». Тогда эта фраза была обычным делом среди немцев, и носила название «Швабского приветствия». На самом деле, это выражение лучше подходит к образу Гёца, который сложился в голове у редакции (у нас в голове его, почему-то, играет бородатый Пол Джаматти).

800px-Goetz_von_Berlichingen_in_Weisenheim_am_Sand

Эти бессмертные слова сохранены для будущих поколений на табличке в Вайзенхайм-ам-Занд, под барельефом самого Берлихингена. Своей металлической рукой он сжимает сердце и размышляет, с кого бы слупить побольше деньжат, особо не напрягаясь при этом.

via Atlas Obscura

Мы в Facebook: https://www.facebook.com/redrumers
Мы Вконтакте: https://vk.com/redrumers
Мы в Twitter: https://twitter.com/theredrumers