Рианна Пратчетт вспоминает отца

Pratchett-Daughter

В марте этого года от нас ушел писатель сэр Терри Пратчетт. Под конец года, его дочь Рианна вспомнила, каким был отец, и кто из его героев был для него ближе всего.

Мой отец часто говорил о смерти. Он верил, что мы должны стать ближе к нашим викторианским предкам, которых разговоры о сексе вгоняли в краску, но смерть читалась привычной темой для беседы. Есть вокруг чего объединиться. Не важно кто ты, однажды Жнец придет за тобой.

К отцу Жнец явился довольно рано, в виде Смерти из всемирно известной и любимой книжной серии «Плоский мир». Смерть – высоченный скелет в балахоне и с косой, поклонник карри и котов, РАЗГОВАРИВАЛ ВОТ ТАК. Мы получили достаточно много писем от фанатов, чьи жизни подходили к концу, и их успокаивало, что в финале их встретит смерть на белой лошади по имени Бинки. Невозможно не прослезиться. Папа добился невозможного – сделал смерть дружелюбной.

Для меня, как и для большинства фанатов, именно его дар создания живых персонажей делал его книги такими неотразимыми. Отцу отлично удавалось подмечать в людях интересные детали. Когда закончились настоящие люди, он стал отличным выдумщиком людей. Его бабушки проявились в ведьмах, а в Тиффани Болит и Сьюзан Сто Гелитской (приемной внучки Смерти) есть частички меня. Отец обычно повторял, что ближе всего он себя ощущает к Командору Ваймсу, яростному борцу с несправедливостью. Но кроме этого он чувствовал родство со Смертью. Всегда любил карри, а котов у Праттчетов не меньше, чем у приличных людей ванных комнат.

Папина ваймсоподобная ярость дала о себе знать, когда ему поставили диагноз (Альцгеймер в 59 лет), и он понял, насколько мало в стране поддержки при этой болезни. Благодаря личным пожертвованиям и публичным акциям, ему удалось значительно подстегнуть исследования заболевания. Не менее важной стала его безудержная защита эвтаназии, чтобы люди поняли: хорошая смерть столь же важна, как и хорошая жизнь. Он бы пришел в ужас, если бы узнал, что наши политики пропустили все мимо ушей.

pratchett_298800k

Огромный поток соболезнований и поддержки, последовавший за объявлением о его смерти, потряс. Но это не удивительно: его любили не меньше его трудов. На похоронах я несла его меч – держала ровно на уровне подбородка в знак приветствия правителя и у сердца, когда опускали гроб. Будучи рыцарем практичным, он выковал собственный меч из железной руды, добытой из родных рудников, выплавленной в домне из овечьего помета и глины. Он даже добавил немного метеорита. Отсюда появилось имя меча: Громовое Железо (Thunderbolt Iron).

Его похороны продемонстрировали мне, что отец многое значил для множества разных людей, и все мы скорбели по разным версиям. Мама вспоминала их ранние годы вместе, когда они были почти самодостаточны, растили овощи, завели коз и кур. Менеджер Роб — моменты, когда они сидели бок о бок, и он помогал отцу писать, готовя странный «бульк» (glug), кофе с капелькой бренди. Ну, в очень тяжелые дни, бренди с капелькой кофе. Мне же больше всего не хватало и не хватает отца, которого я помню ребенком.

Денег у нас было немного, но я этого почти не замечала – у нас хватало лесов и полей, где можно побегать, деревьев, чтобы полазать и животных, чтобы поиграть. Мы с папой часто гуляли и он рассказывал мне про съедобные дикие растения и показывал скрытые пещеры и пруды посреди леса. Он громко насвистывал. Мне никак не удавалось уловить мотив, так что он научил меня песням про пирог из ревеня и «Чьи это свиньи?». Мы напевали их громогласно и весело, а живность в испуге разбегалась кто куда.

Папа любил жертвовать реальностью ради ситуации. Посреди ночи он заворачивал меня в одеяло, чтобы показать, как в кустах переливаются огоньки светлячков, или как небо прорезает комета Галлея. Для него, тот факт что дочь сможет своими глазами лицезреть подобные чудеса природа был важнее, чем сон, им я могла заняться в любое время. Он не учил меня магии, он ее показывал.

Я во многом обязана моему папе и маме идиллическим детством, благодаря чему я стала тем, кем стала сегодня. Человеком, который может беззаботно бегать на природе, лазать (и падать) по деревьям, понимать  чудеса мира и при необходимости подоить козу. Хочется думать, что где бы сейчас не находился отец, у него на голове есть шляпа, в руках трость, а на устах —  мелодиях. И где-то поблизости есть кот. Всегда должен быть кот.

via Guardian

Мы в Facebook: https://www.facebook.com/redrumers
Мы Вконтакте: https://vk.com/redrumers
Мы в Twitter: https://twitter.com/theredrumers