Саймон Пегг: «Звёздные войны» стали определяющим фильмом моей жизни

pegg

Британский актер Саймон Пегг написал колонку в журнал Empire о своей увлеченности «Звёздными войнами», которую он пронес через всю жизнь.

25 мая 1977 года всего в 42 кинотеатрах США вышел фильм «Звёздные войны: Эпизод IV – Новая надежда». Тогда он назывался просто «Звёздные войны». Я сам увижу их только через 10 месяцев. Ровно 37 лет спустя за день до выхода на площадку фильма «Звёздные войны: Пробуждение силы» (тогда он еще назывался просто «Эпизод VII»), я до усрачки пугаю Джей Джей Абрамса: увидев, что его номер в отеле Абу Даби – 37-й, я драматично повизгиваю.

Мой первый намек на космическую оперу, определившую эпоху, был связан с мерчендайзом. За два дня до моего восьмилетия, я ходил в гости к другу, где впервые познакомился с Люком, Леей, Ханом и прочими. Они были изображены на переводных картинках от Letraset, включавших в себя две диорамы с интерьерами Звезды смерти и планетой Татуин. На картинках были напечатаны разные странные персонажи. Мальчик в пижаме, мужик с собачьей мордой и в черном, несколько одинаковых мужиков в белом и бородатый дядька в плаще – у него, кажется, меч горел. Было что-то крайне заманчивое в этих фигурах. Меня заинтриговала их внешность, и я ужасно хотел узнать их историю. Спустя несколько недель, я получил ответы на свои вопросы, и моя жизнь изменилась навсегда. Во время Star Wars Celebration в Лондоне 2007 года я купил две упаковки тех самых переводок, заплатив приличную цену на аукционе, тем самым замкнув один из многих кругов «Звёздных войн», возникавших вокруг меня на протяжении всей жизни.

diorama
Диорама с переводными картинками, о которой пишет Саймон

Мы с матерью и отчимом пошли в кинотеатр ABC Cinema в Глостере, чтобы посмотреть фильм, о котором все говорят. «Звёздные войны» были главным сюжетом во всех новостях, потому что били все рекорды по кассовым сборам. По телеку под треньканье мелодии из Newsround Джона Крейвена показывали очереди восторженных людей возле кинотеатра Grauman’s Chinese на Голливудском бульваре, разжигая мой аппетит к этому загадочному зрелищу. Мы с Ником Фростом были в Grauman’s Chinese на премьере нашего фильма «Пол», напичканного отсылками к «Звёздным войнам». Не уверен, что именно меня больше вскрыло: премьера фильма или место, где она состоялась.

pegg_paul
Саймон Пегг в фильме «Пол»

Странно, но я не помню, как смотрел «Звёздные войны», но четко помню, как засыпал, сжимая в руках постер, который я купил в фойе кинотеатра, будучи в полной эйфории. На постере Чубакка защищал в своих мохнатых объятиях принцессу Лею, вцепившуюся в его мех, а Люк Скайуокер и Хан Соло целились своими бластерами в какого-то невидимого врага. Плакат свернули, положили в тубус и вручили мне, чтобы я донес его до машины. Пока я шел, то размахивал тубусом как бластером, издав первое из многочисленных «пиу-пиу» в своей жизни – этот звук проследует со мной из детства во взрослую жизнь.

И вот я стою в декорациях «Тысячелетнего сокола» (главный коридор с отделением для контрабанды), держу арбалет Чубакки, втихаря издавая «пиу-пиу», жду, когда Хан и Чуи придут на площадку. На протяжении многих лет я находился на самых разных площадках, наблюдал множество крутых моментов, но я никогда не видел, чтобы мониторы окружали столько людей, как в тот день.

simon_chewie

На площадке находится несколько мониторов, передающих видеосигнал с камер A, B и С. Есть «видеопоселок», где сидят продюсеры, сценаристы, гости и, что самое важное, супервайзер сценария. Звуковики, отдел VFX и прочие отделы толпятся неподалеку. Каждая команда оставила работу, чтобы засвидетельствовать столь важное событие. Некоторые из сотрудников – потомки участников съемочной группы оригинальных «Звёздных войн». От всего этого буквально веет духом кинематографической истории. Это ощущение напрочь забылось за последние 39 лет, прошедших с того момента как Джордж Лукас пытался снять первый фильм, не подозревая, насколько важным он окажется, причем не только в плане влияния на кинематографический ландшафт, но и на концепцию киномерчендайза.

Я купил свою свою первую фигурку «Звёздных войн» в отделе игрушек универмага Debenhams в Глостере. Это была довольно точная копия R2-D2, всеми любимого дроида-астромеханика, чья голова крутилась, тихонько попискивая. И вот я фотографирую свою пятилетнюю дочь в обнимку с настоящим R2. Чуть позже на площадку выкатывается новенький дроид BB-8, которым управляют из-за угла, и моя дочь подойдет к нему. Она совершенно заинтригована, гладит его по покатой голове, разговаривает с ним, а дроид кивает и покачивается, как щенок. Поскольку наша следующая остановка – павильон M, где собрана декорация интерьера «Сокола», я прошу ее оставить BB-8, чтобы тот мог вернуться к работе. В ответ на это дочь просит: «Папа, я только еще разок его обниму!» В этот момент я понимаю, что новое пополнение во вселенной «Звёздных войн» будет таким же феноменом, как и Арту 37 лет назад, побудивший меня на первую покупку в жизни (никогда я не тратил 99 пенсов с такой пользой).

В итоге я отрываю ее от дроида, и мы направляемся к «Соколу». Мы ходим по знакомым коридорам, сидим за шахматным столом. Она поочередно забирается на койки Хана и Чубакки. В конце концов мы добираемся до кабины. Я сажусь в кресло Хана, дочь занимает место Чуи. Я вешал на стенку очередной постер «Звёздных войн», будучи всего на два года старше дочери. Хан, Бен, Люк и Чуи сидели в этой же кабине, озабоченно вглядываясь вдаль – скорее всего, глядя на размер спутника планеты.

Тогда, давно, моя коллекция мерча «Звёздных войн» постоянно росла. Рождество 1978 года оказалось плевым делом для моих родителей. У мамы сохранился снимок, на котором я сижу в окружении только что открытых подарков, среди которых наволочка со «Звёздными войнами», книга и фигурка принцессы Леи (на мне еще и футбольный мерч, но я уже вырос из этого).

simon_8year
Восьмилетний Саймон с подарками

Сейчас я прогуливаюсь по базе Сопротивления на студии Pinewood под руку с Кэрри Фишер – лицо этой женщины я целовал перед сном – и мы обсуждаем, как, должно быть, странно возвращаться в эту вселенную. Она уходит от ответа, но я знаю, что она занижает важность момента, потому что она крутая, клевая и охуенно смешная. Обнимаю ее и откровенно признаюсь в любви. Она хватает меня за руку, показывает на обручальное кольцо и с матюгами посылает меня. Сейчас она для меня такая же особенная, как и тогда. В тот день я много улыбаюсь. Почти столько же, сколько на следующий день, когда мы с ней обсуждаем порнушку по «Звёздным войнам» в трейлере гримеров.

Встреча с другими актерами становится для меня похожим эмоциональным опытом, будь то наблюдение за Харрисоном Фордом, отсматривающим снятую сцену, болтовня с Энтони Дэниелсом или Питером Мэйхью, или бесцеремонные объятия с Марком Хэмиллом, словно мы с ним старые друзья. Ну, для меня, во многом, это так и есть.

Я нахожусь на площадке как консультант, работая тестовым зрителем для Джей Джея, который правит и без того прекрасный сценарий. На моем компьютере открыта программа Final Draft, и заголовок сцены гласит: «ИНТ. S (вырезано цензурой) R – ДЕНЬ» Слышу знакомый голос и оборачиваюсь – на площадку заходит подтянутый и бородатый Марк. Когда они снимают сцену, где Люк кладет свою искусственную руку на R2 (этот момент потом окажется в трейлере), я нахожусь возле мониторов с семьей Марка, восхищаясь огромной важностью момента. Когда-то в школе на игровой площадке мы решали, кто будет кем во время игр в «Звёздные войны» на переменах. Я поворачивался, трогал землю и говорил: «Чур я Люк!» Я всегда им был. Многие возразили бы, что Хан круче, но я был блондином и жил, как мне казалось, в жопе мира. Люк был правильным выбором: я хотел стать крутым пилотом, но мои желания простирались куда-то очень-очень далеко от места моего проживания. Люк был моим героем. И до сих пор остается им.

В 1981 году я получил двойной альбом с музыкой Джона Уильямса из «Империи» — это и по сей день мой самый любимый саундтрек. Я часами сидел в бабушкиной гостиной, слушая его, и представляя, как играю в своих «Звёздных войнах» младшего брата Люка, восьмилетнего пацана, увязавшегося за старшим братом-Джедаем. В то время «Звёздные войны» с ребенком в главной роли казались мне очень разумным решением. Я был молод, что я тогда знал?

on_set
Джей Джей Абрамс, Дэйзи Ридли и Саймон Пегг на съемках

Сейчас я сижу на удобном диване студии звукозаписи Sony в калифорнийском Калвер-сити, слушаю, как Джон Уильямс записывает музыку к «Пробуждению силы». Его бесподобные ноты бережно обрамляют изображение на экране. Это звучит как «Звёздные войны»: новая музыка звучит, как надо, а от знакомых мелодий по моей коже бегают мурашки. Когда играет тема Хана и Леи, продюсер Брайан Бёрк звонит по FaceTime Лоренсу Кэздану, чтобы тот послушал. Я улыбаюсь и машу рукой человеку, сочинившему как фильм «Империя наносит ответный удар», так и новую часть истории, ставшей огромной частью моей жизни, на протяжении вот уже почти сорока лет. «Звёздные войны» вне сомнения стали определяющим фильмом моей жизни.

Полгода назад я зашел на eBay и нашел ту же пластинку с музыкой Уильямса из «Империи», которая была у меня в детстве (и есть до сих пор). Я купил ее и подарил Джей Джей Абрамсу на его день рождения. Это был не просто подарок, а благодарность за то, что он осуществил мои детские мечты. Долгое время я считал, что «Звёздные войны» остались лишь воспоминанием, похороненным под лавиной разочарования. И вот я делаю свой вклад в историю, которая так вдохновила меня в детстве. Как актер, как сценарист, как переродившийся фанат. Я мог бы назвать так много кругов, но в этом месяце в журнале Empire и без того есть что почитать, так что я закругляюсь.

37 лет назад я зашел в кинотеатр ABC Cinema в Глостере, не подозревая, что делаю свой первый шаг в огромный мир. Сила, судя по всему, со мной.

PS ОТ РЕДАКЦИИ: Саймон Пегг не упоминает 1-3 Эпизоды, потому что считает их отстойными. Если встретите Пегга, не смейте говорить, что они «очень даже ничего» — скорее всего, актер пошлет вас подальше!

via Empire

Мы в Facebook: https://www.facebook.com/redrumers
Мы Вконтакте: https://vk.com/redrumers
Мы в Twitter: https://twitter.com/theredrumers