Бернард Громовержец. А вы знали про старшего брата Курта Воннегута?

Dr. Bernard Vonnequt holding a plastic block which he blasted with charged electric particle while investigating lightning as rain trigger.  (Photo by Fritz Goro/The LIFE Picture Collection/Getty Images) Dr. Bernard Vonnequt holding a plastic block which he blasted with charged electric particle while investigating lightning as rain trigger. (Photo by Fritz Goro/The LIFE Picture Collection/Getty Images)

Американская писательница и историк Джинджер Стрэнд опубликовала пару месяцев назад новую книгу под названием «Братья Воннегут», из которой многие впервые узнали, что у культового писателя Курта Воннегута был старший брат Бернард, который сделал для человечества, возможно, больше чем Курт.  

Пару недель назад журнал Wired пригласил писательницу Стрэнд в свой еженедельный подкаст Geek’s Guide to the Galaxy, чтобы поговорить с ней про братьев Воннегут. Если вы английским не обижены и западные подкасты не в тягость (автор этих строк. например, сказать этого не может), вот краткий пересказ и историческая справка по теме.   kurtbernard

Бернард Воннегут родился в 1914 году, на восемь лет раньше младшего брата. В 1939 году Бернарл. закончил престижный MIT (Массачусетский Технологический) с докторской степенью по химии, после чего устроился на работу в General Electrics. Семь лет спустя он открыл эффект действия иодида серебра в качестве центров кристаллизации воды, что было использовано вскоре для создания установок искусственного рассеивания облаков.

Мы на пороге новой эры, — были уверены боссы из General Electrics, — отныне мы сможем контролировать погоду.

Дальнейшие исследования, правда, показали, что про мощное климатическое оружие и контроль над стихиями мечтать еще рано. Эффект новых установок не выходил за пределы, предсказанные первооткрывателем.  

В карьере первооткрывателя это был, кстати, лишь первый шаг.  Еще через пару лет Бернард Воннегут доказал, что образование крупных дождевых капель связано не с появлением снега, а с влиянием атмосферного электричества. Позднее ученый много лет будет заниматься изучением связи между молниями, воздушными потоками и торнадо. Зарегистрирует за свою жизнь 28 патентов и однажды даже получит Шнобелевскую премию за научную статью с эксцентричным названием “Скорость унесения цыплят как мера измерения скорости ветра при торнадо”.  .   

kurtvonn

Любопытно, что во время триумфальной работы Бернарда в GE, его младший брат работал в этой же компании с 1947 по 1951 год пиарщиком и копирайтером, будучи вынужден писать популярные статьи про изобретения, которые совершаются в лабораториях компании. Когда у писателя позднее спрашивали, почему вы начали карьеру литератора с фантастических произведений, он обычно отвечал.

Я же работал в General Electrics. А они и были тогда… самой настоящей научной фантастикой.

Стрэнд рассказывает, что сюжет “Колыбели для кошки” возник в голове молодого литератора после одной коктейльной вечеринки в GE, где ему рассказали про коллегу брата Ирвинга Ленгмюра (между прочим, лауреата Нобелевской премии по химии 1932 года, который проработал в GE  37 лет). Однажды на завод GE приехал знаменитый фантаст Герберт Уэллс и Ирвина приставили к нему в качестве именитого экскурсовода. Не зная, чем можно произвести впечатление на писателя, ученый решил бомбить его идеями для книги собственного изобретения. А вот, например, представьте себе лёд, который остаётся твердым при комнатной температуре, и если его погрузить в воду, то он может стать невольной причиной конца света. Уэллс тогда лишь скептично хмыкнул, на вечеринке все посмеялись, а молодой Курт Вонннегут промолчал, но подумал: что упало, то пропало. Так родилась идея для “льда-девять”.

Irving Langmuir 3

Про Ирвинга Ленгмюра, кстати, существует сотни историй. Он был тем самым “рассеянным гением”, про которых все думают, что они бывают только в кино. Ленгмюр мог месяцами не замечать, что у него сменилась секретарша. Однажды прямо на его глазах женщина упала с лестницы, но он был настолько погружен в свои мысли, что просто переступил через неё и пошел дальше. В другой раз он наступил в банку с краской, но не заметил этого и долго бродил по лаборатории, оставляя за собой цветастые следы.

Работа в GE оказала на младшего Воннегута настолько сильное влияние, что следы всех этих безумных и безответственных ученых, а также корпораций, которые готовы пожертвовать ради наживы будущим всей планеты,  можно отследить с первой и до последней книги.  Стрэнд рассказывает, что когда уволившийся из GE Курт выпустил свой первый роман “Механическое пианино”, книжные магазины городка Скенектади, где были все основные лаборатории и фабрики GE, а также целого ряда других компаний, отказались брать книгу на реализацию, опасаясь, что корпорациям это не понравится.  

Старший брат потом сообщит младщему, что его роман приходилось возить пачками “контрабандой” из Нью-Йорка. Но младшего, говорит Стрэнд, беспокоило совсем не это. И не то, что его книжка продается в аптеках за пять центов вместе со всем другим книжным мусором.

Ему возмущало другое:  от научной фантастики, по прежнему, не ожидали серьезной социальной критики, несмотря даже на тот факт, что послевоенная научная революция автоматически сделала этот жанр самым удобным для того, чтобы отражать окружающую действительность.

Мы в Facebook: https://www.facebook.com/redrumers
Мы Вконтакте: https://vk.com/redrumers
Мы в Twitter: https://twitter.com/theredrumers