Как Эмма Донохью адаптировала «Комнату»

Clipboard01

Автор «Комнаты» сама взялась за превращение книги в сценарий и попутно многому научилась.

Когда я начала работать над адаптацией «Комнаты» нам с режиссером Ленни Абрахамсоном (он, как и я, родом из Дублина) было на что опереться: сразу после работы над книгой я написала черновик сценария. Это была та же история пятилетнего мальчика, запертого в комнате с его матерью, но до издания книги. Но мой сценарий прошел через множество изменений, и каждое изменение меня чему-то научило.

Из всех советов по правке сценария, полученных от Ленни, в голову сразу приходит вот что: он попросил писать сцены длинными и свободными, «типа документального фильма про дикую природу», а монтаж оставить ему. Мне понравилась идея, что зрители посмотрят на жизнь Мамы и Джека в сарае столь же беззастенчиво, как на обезьян, играющих на дереве. Мне показалось, что подобный натурализм лишь усилит драматическую составляющую «Комнаты».

Помню, как Ленни впервые упомянул импровизацию, потому  что я пришла в ужас: он попросил, чтобы я вставила сцену вроде «семья беседует за столом». Я начала сопротивляться и предложила вместо этого написать несколько страниц диалогов. Теперь-то я понимаю, что как новичок-сценарист я слишком сфокусировалась на диалогах, как на главной составляющей сценария. Не сомневаюсь, большинство зрителей считают, что диалоги заменяют целый сценарий. Разумеется, я внимательно работала над прочими аспектами «Комнаты» — сюжетом, сценами; как правильно представить персонажей, описать их действия. Но я знаю, что чрезвычайно увлекалась разговорами. Я пыталась отрезать все лишнее и оставить самое важное (парадокс в том, что в кино порой реплика звучит сильнее, если кроме нее в сцене ничего не говорится). Я пыталась отполировать диалоги до предела.

Сейчас я вспоминаю об этом с улыбкой, так как поняла, что законченного сценария не существует. Это всего лишь чертеж, и в процессе постройки многое меняется. Нужно оставить места для моментов (и быть готовым их принять и заметить), когда придет день и начнутся съемки.

Когда начали снимать в Торонто, я не только посещала площадку пару дней в неделю, но и вечером могла посмотреть отснятое за день. И тут до меня дошло. Я поняла, что благодаря импровизации, реплики у нашего мальчика  (Джейкобу Треблэ как раз исполнялось восемь) получались гораздо более естественными, чем если бы он придерживался сценария. Я получала огромное удовольствие от спонтанных, словно снятых скрытой камерой, взаимодействий между ним и Бри Ларсон.

Rm_D19_GK_0046.RW2

Одна из многочисленных необычных особенностей «Комнаты» состояла в том, что фильм снимали относительно по порядку.  Так что когда во второй половине съемок на площадке появились другие персонажи, я уже успела смириться с импровизацией. Я поняла, что актеры настолько погрузились в написанные мной роли, что я могу довериться им, и они сами знают, что говорить. Какие-то реплики возникали во время репетиций и переходили в сценарий, какие-то предлагались актерами прямо во время съемок.

Теперь-то я понимаю, что такой стиль отлично подходит фильму о материнстве, поскольку родителям приходится постоянно импровизировать. Детские эмоции очень сильные и постоянно меняются, поэтому наш ответ, наши самодельные попытки объяснить странности мира детям, должен быть столь же гибким и быстрым.

Победа Мамы и Джека над похитителем заключается в изобретении огромного богатого мира из всего, что есть под рукой. Волшебный круг креативности и радости, куда ему вход запрещен. Я бесконечно рада, что фильм рассказывает их историю в том же ключе, представляя любовь между матерью и сыном, как самую могущественную импровизацию, игру, в которую приходится учиться играть на ходу.

via Guardian

Мы в Facebook: https://www.facebook.com/redrumers
Мы Вконтакте: https://vk.com/redrumers
Мы в Twitter: https://twitter.com/theredrumers