О чем говорят принцессы: Женщины в мультфильмах Disney

ariellll

Для современного зрителя троица классических диснеевских принцесс, появившихся на свет в 1937, 1950 и 1959 годах, может показаться устаревшей и просто оскорбительной. Почему Белоснежка настолько увлечена лишь собственным внешним обликом? Почему Золушка напрочь лишена каких-либо талантов и ничем не увлекается? Почему все, на что способна Спящая красавица, это уколоться о веретено и спать, пока ее не спасут?

Принцесс Disney разделяет пропасть поколений. После выхода «Спящей красавицы» в 1959 году студии понадобилось почти тридцать лет, чтобы выпустить новый полнометражный мультфильм про принцессу. Вместе с тем пришло время перемен. Умер Уолт Дисней. Бетти Фридан написала книгу «Тайна женственности». Преподобный Мартин Лютер Кинг мл рассказал про мечту.

В 1989 году Disney выпустили «Русалочку», и критики единогласно начали захлёбываться в похвале. В отличие от предшественниц, «Ариэль является полноценным женским персонажем, которая думает и действует самостоятельно и независимо», писал Роджер Эберт. The New York Times даже назвали ее «лихой сорвиголовой».

И, тем не менее, один крохотный момент в «Русалочке» продемонстрировал, что жанр фильмов про принцесс, на самом деле, сделал шаг назад. Для картины, в центре которой находится девушка, на экране удивительно часто говорят одни мужчины. На самом деле, это первый фильм про принцессу от Disney, где у мужчин разительно больше реплик, чем у женщин.

Отсюда пошла тенденция. Как известно, по сюжету «Русалочки» Ариэль в прямом смысле лишается голоса, что радикально сказывается на количестве реплик.  Но в последующих пяти фильмах про принцесс женщины говорят еще реже. В среднем в этих картинах, мужчины разговаривают в три раза чаще женщин.

QMuOUI1

Это стало известно благодаря лингвистам Кармен Фот и Карен Эйзенхауэр. Они вместе работали над проектом, призванном проанализировать все диалоги из всех диснеевских фильмов про принцесс. Множество девочек не по одному разу смотрят эти фильмы, поэтому стоит внимательно рассмотреть, чему именно они их учат.

«Мы не верим, что маленькие девочки естественным путем начинают играть и разговаривать определенным образом, — говорит профессор лингвистики колледжа Питзер Кармен Фот. – Они не рождаются с тягой к розовым платьям. В какой-то момент мы сами прививаем им эту любовь. Так что главный вопрос: откуда у девочек берутся эти идеи».

Исследование диснеевских принцесс пока еще находится в начальной стадии, но несколько недель назад Фот и Эйзенхауэр показали первые данные на крупнейшей в Штатах конференции лингвистов. Они хотели показать, насколько отличается речь женских и мужских персонажей в подобных фильмах. Первым делом они подсчитали, как часто персонажи разговаривают. И пришли к интересному результату.

Clipboard01

В трех классических фильмах про принцесс женщины говорят так же часто, как и мужчины (если не чаще). «Белоснежка» — примерно, пятьдесят-на-пятьдесят. В «Золушке» соотношение 60 к 40 процентам, а в «Спящей красавице» женщины выдают потрясающие 71 процент реплик. Эти картины создавались более пятидесяти лет назад, но они все равно не стеснялись дать своим героиням право голоса.

Для сравнения, во всех фильмам про принцесс, выпущенных студией за десять лет с 1989 года по 1999 (диснеевская эпоха «возрождения»), главная роль все равно остается за мужчинами. В «Русалочке» мужские реплики занимают 68 процентов экранного времени, в «Красавице и Чудовище» 71%. В «Алладине» мужчинам достались нехилые 90 процентов. 76% и 77%в «Покахонстас» и «Мулан» соответственно (Мулан в любом случае считалась за девушку).

Отчасти проблема новых картин в том, что они по большей части населены мужчинами. Кроме героини, в них почти не найти других женщин или девушек. В том же «Алладине» кроме Жасмин, реплики есть разве что у работниц борделя.

Aladdin-disneyscreencaps.com-5870

«Есть обособленная принцесса, мечтающая выйти замуж, но нет женщин занятых чем-то еще, — замечает Фот. – Нет женщин, ведущих разъяренную толпу против Чудовища, нет женщин, выпивающих в таверне и распевающих пьяные песни. Нет женщин, подсказывающих друг другу направления или что-либо изобретающих. Все, кто чем-то занят, кроме поиска мужа, в этих фильмах, в основном, являются мужчинами».

В старых мультиках про принцесс было меньше ролей, но гендерный баланс был лучше. «Русалочка» принесла новое направление для диснеевских картин, многое взявших от бродвейских мюзиклов с их массивными музыкальными номерами и разросшимся ансамблем. Чем больше становилось в фильме персонажей, тем хуже становился гендерный баланс.

«Мне кажется все дело в простой халатности и невнимательности, потому что нас с детства учат: мужчина является нормой, — говорит Эйзенхауэр. – Так что если требуется добавить лавочника, то им становится мужчина. Еще один стражник, и он мужчина. Идея просто глубоко укоренилась в нашей культуре».

Роль болтливого напарника еще один отличный пример, где роль автоматически отводится мужчине. Это стандартный персонаж для большинства современных диснеевских фильмов и ему, да, ЕМУ, достаются лучшие реплики. Флаундер, Себастьян, Люмьер, Когсворт, Яго, Джин, Мушу. Разве никто из них не мог быть женщиной? Миссис Поттс, чайник из «Красавицы и Чудовища», пожалуй, единственный подходящей пример, но и ее быстро задвигают на задний план остальные персонажи.

После выхода «Мулан» в 1998 году Disney взяли десятилетний перерыв, прежде чем начать выпуск новой волны фильмов про принцесс. Последние картины получше обходятся с репликами и пытаются соблюдать баланс. В «Рапунцель» женщины произносят 52 процента всех реплик, а в «Храбром сердце», фильме про отношения матери и дочери, целых 74 процента.

«Холодное сердце», при этом, выбивается из тенденции. Несмотря на то, что в центре истории находятся две сестры, мужчинам досталось 59 процентов реплик.

Разумеется, глупо судить фильм по объёму реплик, произнесенных женщиной. Не стоит забывать: слова и их значение не менее маловажно. На данный момент Фот и Эйзенхауэр сфокусировались на комплиментах. Лингвисты собрали воедино и внимательно рассмотрели все похвалы, высказанные в диснеевских мультфильмах в адрес женщин, чтобы выяснить: какие изменения произошли со временем.

И в данном случае тенденция положительная. В старых фильмах больше внимания уделялось внешней красоте. Больше половины всех комплиментов, 55 процентов, были направлены на внешний облик. И лишь 11 процентов на умения и достижения.

У диснеевских фильмов «эпохи Возрождения» из 90-х, в этом плане все гораздо лучше. Пример 38 процентов комплиментов направлено на внешность, тогда как почти 25 процентов восхваляют и дела и способности.

Лишь в последних фильмах, «Принцесса и лягушка», «Рапунцель», «Храбрая сердцем», «Холодное сердце», ситуация, наконец, исправилась. Впервые женщин чаще хвалили за таланты и умения, нежели облик. В среднем 40 процентов против 22.

Отчасти подобные перемены происходят благодаря создателям этих картин. «Холодное сердце» и «Храбрая сердцем» придуманы, написаны и сняты либо женщинами, либо командами, где женщинам отводилась немалая роль. Бренда Чепмен, создательница «Храброй сердцем», специально пыталась разрушить стереотипы, созданные классическими картинами про принцесс. «Мериду придумали специально, чтобы сломать привычную форму. Чтобы перевернуть образ классической принцессы с ног на голову».

«Мне кажется Disney в последнее время чутко реагирует на изменения», — говорит Доун Ингланд, автор исследования поведения мужчин и женщин в диснеевских фильмах. По ее словам, нужно больше подобных исследований, чтобы понять, как дети воспринимают такие картины и как они формируют представления о гендере.

SW_Queen

По крайней мере, студия не стесняется своих попыток ввести в свои фильмы феминизм. «Путь предстоит долгий, но нельзя отрицать смещение в сторону более андрогинных принцесс», — замечает Ингланд.

Белль из «Красавицы и Чудовища» создавалась как ролевая модель для феминисток. Продюсеры Disney пригласили Линду Вулвертон и она стала первой сценаристкой анимационного диснеевского фильма. При создании Белль она основывалась на  Кетрин Хепберн из «Маленьких женщин», «одновременно сильной и активной женщине, любительнице книг».

Студия определенно гордятся своими попытками осовременить фильмы про принцесс, но работы еще предстоит много. «Если посмотреть фильмы о съемках, то увидите множество разговоров о действиях принцесс, причем часто затрагивается тема феминизма, — говорит Эйзенхауэр. – Они хотят, чтобы она была сильной. Но зачастую разговоры остаются разговорами».

Исследование Фот и Эйзенхауэр напоминает нам: часто мы не обращаем внимания, как на экране показаны принцессы. Но не стоит забывать, в каких мирах они обитают, кто правит этими мирами, у кого власть и даже кому удается чаще говорить. Как правило, принцессы остаются на вторых ролях даже в своих же фильмах.

«Фильмы «эпохи возрождения», начиная с «Русалочки» и «Красавицы и Чудовища» обсуждались так, словно они нечто большее, чем обычная картина про фривольную принцесску, — замечает Фот. – Ведь там есть «активные женщины, добивающиеся своего». И это неплохо, но так ли они хороши для маленьких девочек? Стоит присмотреться повнимательнее, и невольно начинаешь задаваться вопросами».

via Washington Post

Мы в Facebook: https://www.facebook.com/redrumers
Мы Вконтакте: https://vk.com/redrumers
Мы в Twitter: https://twitter.com/theredrumers