Чужое мнение. «Оскар» для ДиКаприо: Хорошо для Лео, плохо для актера

t3-2

29 февраля мы будем точно знать, получил Леонардо ДиКаприо «Оскар» за свои старания в «Выжившем» или нет. Конечно, многие болеют за актера – в конце концов, киноакадемия давно прокидывала Лео. Но есть и те, кто ставит под сомнение необходимость премии ДиКаприо. Слово критику Мэтту Цоллеру Зайцу.

Актерская игра это не испытание выносливости, хотя, если посмотреть на актеров в номинации «Лучшая роль», так и не скажешь. И победа Леонардо ДиКаприо в «Выжившем» лишь упрочит тенденцию, согласно которой великое исполнение кроется в физической трансформации и страданиях. В этой системе ценностей зрительские высказывания «Его просто не узнать», «Господи, только взгляните, как он похудел!» и «Это он сам прыгал с обрыва?» заменяют более тонкую оценку актерской игры. Она превращается в стоическую рутину, своего рода монашеское самобичевание, чтобы доказать свою преданность мастерству. Похудей. Жри сырое мясо. Получи по морде. Ты что, не мужик?

Это радикальный вариант тенденции, где «Самое сильное исполнение» подменяет «Лучшее исполнение». Сейчас каждый знает: хочешь номинацию на «Оскар», особенно на «Лучшую роль», то требуется показать страдания, желательно физические. Будь то смертельное или хроническое заболевание («Блеск»), потеря подвижности («Рожденный четвертого июля», «Моя левая нога», «Вселенная Стивена Хокинга»), физические дефекты («Человек-слон», «Английский пациент») или необходимость часами просиживать в кресле гримера, чтобы стать похожим на историческую личность («Линкольн») и так далее. И ведь так и есть. Жертв требует не только красота, но и золотой истуканчик.

Игра-как-наказание доводит эту идею до абсурда. Сейчас Леонардо ДиКаприо возглавляет список возможных победителей в номинации «Лучшая мужская роль». В «Выжившем» он играет следопыта, который в начале 19-го столетия хочет отомстить человеку, предавшему его и оставившему его умирать в лесу. На протяжении фильма Лео барахтается и плавает в ледяной воде, ползает по тундре с поврежденной ногой, жрет сырую бизонью печень, высасывает костный мозг из звериных костей — и все это не только ради выживания, но и ради Искусства. Параллельно нам не дают забыть, в каких невыносимых  условиях пришлось работать съемочной группе. Мучения кинематографистов теперь тоже часть нарратива. «Почти все киноакадемики с радостью купились на бесконечные рассказы ДиКаприо и команды о том, как же трудно было снимать фильм», — писал Мэтт Придж, который тоже считает, что «Оскар» Лео лишь укрепит неправильный посыл.

Под таким углом игра ДиКаприо превращается в физическое проявление его желания выиграть «Оскар» (и желание его поклонников, спустя 22 года после первой номинации за «Что гложет Гилберта Грейпа?», увидеть статуэтку в руках любимого актера). Вдобавок, это совпадает с номинациями последних десятилетий, где актеры пытаются доказать свою преданность роли, проходя через страдания до или во время производства картины (хотя, потеря веса для «Машиниста» не обернулась номинацией для Кристиана Бэйла).

Наверное все началось с Роберта ДеНиро, когда он отправился на прокорм по Европе, чтобы набрать вес для роли постаревшего и разжиревшего боксера Джейка Ламотты в «Бешеном быке». Позже в своей карьере он несколько раз провернул тот же трюк: набрал вес для образа Аль Капоне в «Неприкасаемых», накачался для «Мыса Страха» Мартина Скорсезе (номинация «Лучшая мужская роль»). Победа Мэттью МакКонахи в категории «Лучшая мужская роль» за «Далласский клуб покупателей» отчасти стала результатом шокирующего похудения для роли больного СПИДом. Том Хэнкс номинировался на «Оскар» за «Изгоя», где производство пришлось остановить, пока Хэнкс сбрасывал 30 килограмм, чтобы аутентично смотреться в роли человека, застрявшего на необитаемом острове. До этого он выиграл два «Оскара» за роль простака с полиомиелитом в детстве («Форрест Гамп») и человека, зараженного ВИЧ, но сражающегося за свои права («Филадельфия»).

Полина Кейл первой обратила внимание на идею «актерская игра как испытание выносливости», написав о «Бешеном быке» в 1981 году: «То, что ДеНиро делает на экране, на самом деле сложно назвать актерской игрой. До конца не уверена, что это такое. ДеНиро словно опустошил себя для роли, но в итоге у него не хватило материала, чтобы заполнить себя заново. Его Ламотта – раздутая кукла с кусочками персонажа внутри и религиозной полуабстрактной идеей вины». Мне нравится ДеНиро в фильме, но он точно закрепил несколько неправильных тенденций, как и киноакадемия, наградившая его за концентрацию на постоянной боли, ровно как и за актерское воображение.

Ежегодно один или несколько критиков пишут статьи, где жалуются на такой подход к ролям. Так продолжается уже несколько десятилетий. Ничего не меняется.

Здесь точно что-то не так.

Игра-как-испытание, или игра-перевоплощение, может быть великой игрой.

Но почему ее превозносят в ущерб другим формам игры?

Почему мы не оцениваем «маленькую», тонкую игру, веселую игру, легкую игру, игру, цель которой не страдания или трансформация, как великую?

ДеНиро – великолепный актер. Большинство актеров, упомянутых выше, великолепные актеры, включая ДиКаприо, который идеально смотрится в правильной роли. Он волшебно сыграл в «Титанике», за который не получил номинацию, а ведь это было свежее, наглое, очаровательное исполнение. Он волшебно смотрится в ролях, как говорится,  «проблемного характера», в ролях манипулятивных, обманчивых альфа-самцов, как в «Великом Гэтсби» и в «Волке с Уолл-Стрит» (оба вышли в один год, и актер был номинирован за «Волка»).

Когда ДиКаприо на высоте, он настолько хорош, что его игру не замечаешь, или не задумываешься о его действиях как об исполнении, хотя это оно и есть. Вероятно, именно из-за этого он сыграл столько мрачных, жестоких, угнетенных страдальцев на протяжении последних 15 лет. Ибо он уверен, что если ты не худеешь или толстеешь, не меняешь внешность, не проводишь кучу времени в экстремальных погодных условиях или иначе не пытаешься доказать свое звание, то ты не играешь. Или, что ничуть не лучше, это выглядит как изнеженность, только костюмы, грим и попадание в реплики.

Хотя, кто знает, может он и прав. Кэри Грант так и не выиграл «Оскар».

 

via RogerEbert

Мы в Facebook: https://www.facebook.com/redrumers
Мы Вконтакте: https://vk.com/redrumers
Мы в Twitter: https://twitter.com/theredrumers