Алан Мур. Второй день в Аркхэме

providence06-women

Спустя почти полгода мы возвращаемся к разбору самого главного на наш взгляд комикса последних двух лет — новой работы Алана Мура и Джэйсана Берроуза “Providence”.

Столь долгая пауза была вызвана не только нашими обычными причинами (лень, прокрастинация, думы о судьбах мира). Маг из Нортгемптона также сбавил обороты и выпускает теперь по выпуску не в месяц, а в два. На прошлой неделе, например, в продажу поступил лишь девятый выпуск комикса. 

Правда, Берроуз недавно обмолвился в интервью, что Мур сдал весь сценарий еще в то время, когда Джэйсан чертил лишь четвертый номер, поэтому все претензии должны быть только к нему. Мол, извините, ребята, но моя комфортная норма — три-четыре страницы в неделю. Слишком много сложного и детального рисёрча по эпохе и первоисточнику.  

prov64

Итак, сегодня разбираем шестой выпуск. А пока = подробные рекапы предыдущих глав. Еще раз освежить собственную память и снова погрузиться в канон будет полезно даже автору этих строк.

Первый и второй. Алан Мур вернулся. На колени, смертные!

Третий. Алан Мур и морок над Инсмутом

Четвертый. Алан Мур и ужас Данвича

Пятый. Алан Мур отправляется в Аркхэм.

Напоминаю, еще раз. Аркхэм — настолько большой и важный город для мифологии Лавкрафта и Мура, что ему посвящены целых два выпуска (пятый и шестой). Поэтому все основные спойлеры уже были сделаны в последнем рекапе. Говорить по второму разу буду только про самые важные нюансы. Например, про литературу для чтения.

Три рассказа, которые должны быть прочитаны к шестому выпуску.

Название главы “Out of Time” тонко обыгрывает все смысловые значения этого известного выражения. Это и отсылка к трем потерянным неделям Блейка (“выпал из времени”), и пророчество на его дальнейшую судьбу (“времени в обрез”), и описание эффекта потери ощущения окружающего мира во время чтения “Китаба” (“выпал из времени”), и намёк на тайну Элспет (“из другой эпохи”), и прямая аллюзия на рассказ Лавкрафта “Shadow Out of Time”.

И последнее предупреждение: спойлеры будут и их будет много.

prov61.png

Итак, 10 сентября 1919 года. Манчестер, штат Нью-Гэмпшир (муровский аналог Аркхэма). Роберт Блейк просыпается в доме, где живут Гектор Норт (муровский аналог реаниматора Герберта Уэста) и его партнер Джеймс Монтегю (у Лавкрафта он выполняет роль безымянного рассказчика).

Всю ночь Блейк видит пророческие сны, где он уже читает “Китаб” (муровский аналог “Некрономикона”), поэтому и не слышит спор «гостеприимных» хозяев, убивать его или не стоит. Партнерам нужен новый подопытный для экспериментальной реанимации, но голос разума (в данном случае, Монтегю) берет верх.    

prov62.png

За завтраком Норт бессовестно клеится к Блейку. Заговорщицки шепчет гостю, стоит Монтегю лишь выйти из кухни. И мы из контекста даже не понимаем — легкий ли это гейский флирт или реаниматор все же планирует затащить гостя в подвал и стукнуть его по темечку.  

Завтрак прерывает появление на пороге студентки Элспет Уэйд (хорошая отсылка прямо к названию рассказа “Тварь на пороге”). Девушка приносит врачам послание, после которого Норт и Монтегю в спешке сбегают в Бостон. Похоже, на след ученых уже вышел их канадский коллега из лавкрафтовской повести.

Элспет провожает Блейка в колледж святого Ансельма. Роберт еще не в курсе, что из-за проведенной в доме ведьмы ночи он “потерял” не три часа, а три недели. Блейк искренне удивляется тому, что деревья уже пожелтели, а библиотекарь Хэнк Вантэйдж внезапно вернулся из поездки.

prov69.png

В момент встречи Блейка с Вантэйджем мы видим, что библиотекарь разговаривает со странным и очень смущенным человеком по имени Нэт Пэйсли. Это муровский аналог профессора Натаниеля Пэйсли из рассказа “Shadow of a Time”. Дальше библиотекарь даже рассказывает сюжет этого рассказа про одержимость инопланетным существом, но с позиции постороннего обывателя, который не в курсе всех деталей.

prov63
По дороге в библиотеку Блейк видит большую фотографию спонсоров колледжа — членов ордена Stella Sapiente. Слева направо: Гарланд Уитли (на пиджаке еще заколка со знаком ордена); его дочь Летисия; Уипл ван Бурен Филлипс — дед писателя Лавкрафта (фамилия “Бурен” упоминалась в третьем выпуске); четвертым стоит неизвестный нам пока человек; пятый — Уинфилд Скотт Лавкрафт (отец писателя, появлявшийся в предыдущем выпуске); последним стоит отец Элспет — Эдгар Уэйд.

Вот, кстати, дед Лавкрафта.buren

Еще советую обратить внимание на имя фотографа: Рональд Андервуд Питман (явный аналог Ричарда Аптона Пикмана из “Модели Пикмана”), который стопроцентно появится в следующих выпусках.

prov65

Блейк наконец получает свой “Некрономикон” и погружается в книгу на весь день. От кадра к кадру мы видим, что время за чтением проходит пугающе незаметно. Кусками текста Мур вываливает на нас фрагменты собственного канона — про Предвестника, про способы продления жизни и тд.

Но нам сегодня интересны пока лишь два момента. Во-первых, в кадре несколько раз появляется безумный араб аль-Хазред (у Мура — Халид ибн Язид). Во-вторых, мы получаем важный рассказ о том, как был создан Орден. Оказывается, его основал в 1686 году приплывший в Гринвич с собственной копией «Китаба» француз Этьен Руле.

prov610

Запомните это имя, а пока небольшой дискурс. Из лавкрафтовского канона нам известно, что в Штатах было три копии «Некрономикона» на латыни, изданного в XVI веке в Испании. Одна хранится в библиотеке университета Мискатоника, вторая — участвовала в «Истории Чарльза Декстера Варда», третья — упоминалась в рассказе «Фестиваль». 

Известны также два других издания. Английский перевод был у семьи Уэйтли из “Ужаса Данвича”, а греческой версией владели семейство Пикманов.

К данному моменту Мур уже отклонился от канона. В его вселенной “Hali’s Book” существует пока исключительно в английском переводе, и Джон Ди не имеет к нему ни малейшего отношения. Переводчиком выступил сельский маг Гарланд Уитли. Про остальные варианты еще не говорилось, но есть куча возможностей, чтобы ввести их в сюжет.

Подождём прибытия Блейка в Бостон.  prov67.png

Книжки — это всегда замечательно, но пора переходить к главному событию этой главы, к сцене изнасилования. Но сначала давайте разберемся кто кого, собственно,  насиловать будет. Я, например, после первого прочтения понял это не совсем верно.  

Если вы читали “Тварь на пороге”, то с пятой главы догадываетесь, что в теле 13-летней Элспет Уэйд прячется разум её покойного папаши. Коварный колдун совершил с дочкой обмен душами и дал ей спокойно умереть в собственных старых останках. Мы даже можем высчитать, когда это произошло. Примерно пять лет назад, когда Элспет было восемь лет.

Теперь Элспет-Эдгар заманивает нашего героя к себе домой, чтобы поменяться с ним телами, трахнуть его в женском теле, а потом поменяться назад. Не будем рассуждать о том, что мог чувствовать гей Блейк в женском теле, будучи принужден к сексу другим мужчиной, ведь главный шок не это и даже не мужской орган на всю панель, а откровение, которое выдает колдун в момент изнасилования.

prov611.png

В теле Элспет Уэйд вовсе не её отец Эдгар, а тот самый легендарный основатель ордена Stella Sapiente Этьен Руле. Он этого даже особо не скрывает, говоря про Эдгара в третьем лице, упоминая покойную жену Этьена, а потом попросту переходя на французский.

Эдгар Уэйд сам был жертвой обмена душами.

На последних страницах Блейк сбегает из особняка Уэйдов, чтобы увидеть посреди улицы себя самого в машине Дженкинса в конце пятой главы. Петля замкнулась.

(продолжение следует)

prov68

Мы в Facebook: https://www.facebook.com/redrumers
Мы Вконтакте: https://vk.com/redrumers
Мы в Twitter: https://twitter.com/theredrumers