Игра в солдатики: Режиссер «Битвы бастардов» о съемках сцены сражения

13492882_10209535107678421_945876833_n

После неудачи с триллером «Потрошители», Мигель Сапочник перешел на телевидение, где, судя по всему, прекрасно прижился. Среди его самых ударных работ – девятая серия шестого сезона сериала «Игра престолов» под названием «Битва бастардов». Сапочник рассказал об особенностях съемок журналу Entertainment Weekly.

Надо ли предупреждать о грядущих спойлерах? ОК, покиньте текст всяк не смотревший девятую серию шестого сезона! Рэмси Болтон охраняет вас от спойлеров, но ненадолго.

13511639_10209535102238285_1269743145_n

Мигель Сапочник говорит, что «Битва Бастардов» — самая трудная вещь в плане логистики в его карьере. Ранее он же снимал серию «Суровый Дом», признанную многими поклонниками сериала лучшей, но теперь перед ним стояли не менее трудные задачи. Кстати, 69-минутный финальный эпизод «Игры престолов» тоже снимал Мигель.

За всю историю кинематографа на экранах перебывало немало сцен битв, и Сапочник постарался пересмотреть многие из них. Заодно он рылся в документальных съемках, но точкой отсчета стала лента Акиры Куросавы «Ран». «Я заметил, что постановка боевых сцен в кино претерпела серьезные изменения, — говорит режиссер. – Раньше можно было видеть кадры, когда камера снимала с воздуха огромные войска, но были два больших отличия. Во-первых, тогда все снимали со статистами – никаких спецэффектов или цифрового клонирования. Во-вторых, если лошадь падала, можно было увидеть, что ей больно. Сейчас такого никто позволить не может».

Безусловно, снять армии сверху пришлось, но режиссера больше интересовало, что происходит в пылу битвы. Когда сталкиваются две армии, а зритель наблюдает свысока, нет ощущения опасности. И Сапочник поставил камеру посреди поля битвы, чтобы можно было прочувствовать или момент абсолютной ясности или весь ужас. «Самое важно было выбрать точку зрения», — признается Мигель.

Изначально в основе эпической схватки лежала битва при Азенкуре, сражение между французскими и английскими войсками 25 октября 1415 года. Как нам сообщает история, особенностью этой битвы стало то, что превосходившая числом французская армия потерпела сокрушительное поражение от англичан, понеся существенные потери. Тактика англичан оказалась более действенной.

Увы, бюджет серии не позволил Сапочнику повторить битву при Азенкуре и было принято решение опираться на битву при Каннах, крупнейшее сражение Второй Пунической войны, имевшее место 2 августа 216 года.до.н.э. Карфагенская армия Ганнибала нанесла сокрушительное поражение превосходящей её по численности римской армии, причем Канны попадают в число тридцати самых кровопролитных сражений за всю человеческую историю.

«Для Дэвида Бениоффа и Дэна Уайсса стратегический и тактический аспект битвы были ключевыми моментами, — объясняет режиссер. – Они хотели сфокусировать наше внимание на том, как Рэмси превосходит Джона по всем позициям, так же, как Давос планировал одолеть армию Болтона. Заодно я исследовал некоторые битвы Александра Македонского, который был легендарным стратегом».

На каком-то этапе исследования пришлось принести в жертву сюжету. Например, стена щитов Болтона появилась по необходимости сэкономить на производстве. Нужно было создать впечатление маневра захвата в тиски, но без лошадей, как изначально задумывалось в сценарии. Кроме того, это позволило нам скрыть линию горизонта, а следовательно, не пришлось устилать поле трупами – мертвыми или CGI-ными. Денег на это у HBO не было.

«Мне еще нравится, как смотрятся щиты Болтона – с красно-белыми крестами. Очень фашистски и ярко получилось», — говорит Мигель Сапочник.

GOT609_100715_HS__DSC14111-810x604

Лошади и впрямь затрудняют производство: на сцены с животными уходит на 50% больше времени. Для съемок сцен с лошадьми требуется относительно твердая почва, но когда идет дождь, поле превращается в месиво – рабочим приходилось решать эту проблему при помощи тонн гравия, благодаря которому кони не увязали в грязи. «Лошади скучают и пугаются, одни играют лучше других. Им требуется отдельное поле для отдыха. О, и они постоянно срут и ссут», — признается режиссер.

Как ни странно, одной из самых сложных сцен стали переговоры между армиями до начала битвы. Невероятно сложно заставить множество лошадей просто стоять целый день – животным гораздо легче скакать. В общем, кони начали пердеть и ссать, зачастую прерывая реплики Кита Харингтона.

Логистика сводила продюсеров и режиссера с ума. Сколько времени потребуется на съемки? Где снимать? А если пойдет дождь? Как ежедневно кормить 600 человек? Вот задача. После каждой смены лошадей, требовалось 25 минут чтобы заново выложить искусственный снег на поле и почистить копыта. Сколько раз можно сменять лошадей ежедневно, если известно, что на перекладывание снега уходит в десять раз больше времени, чем занимает съемка? Вот еще одна. У вас 500 статистов. Надо сделать так, чтобы они смотрелись как 8000 при учете, что на поле невозможно скрыть дефицит людей. И, наконец, как уговорить статистов и актеров 25 дней по 10 часов в день бодро бежать друг на друга, предварительно промокнув под дождем и обвалявшись в грязи? Как сделать так, чтобы массовка не посылала режиссера куда подальше?

Продюсеры попросили Сапочника просчитать, сколько дней займет съемка битвы. Режиссер промучился несколько часов и выдал цифру: 28 дней. В ответ услышал, что у него есть 12. После того как появился сценарий, стало понятно, что количество дней вырастет до 42. С диким трудом удалось свести эту цифру к 25, что представляло собой серьезную задачу.

«Когда все прояснилось, у нас оказалось около 500 статистов, 160 тонн гравия, 70 лошадей с всадниками, 65 каскадеров, 7 актеров, четыре операторские команды и еще 600 человек съемочной группы», — говорит Сапочник. Сравните: для работы над средним блокбастером вся съемочная группа составляет около 600-700 человек.

20160602_ep609_Publicity_still_051.001540061-810x456

Сложности порой вынуждают мыслить нестандартно. Вот и Сапочнику пришлось прибегнуть к очень необычному решению, когда три дня непрерывного дождя превратили поле в месиво, в котором статисты увязали по щиколотку. Режиссер понял, что вовремя закончить не получится и написал письмо шоураннерам сериала Бениоффу и Уайссу с просьбой посоветовать альтернативный вариант для последующих трех дней. «Я дописал письмо, налил чаю – виски в доме не было – и начал ждать ответа. Без их согласия мы не могли работать дальше, а Дэн и Дэвид находились в Лос-Анджелесе. Они ответили, написали, мол, очень фигово, что не получится снять, как мы сочинили, но мы тебе доверяем, так что давай, придумай сам, что хочешь».

И Сапочник придумал. Если вы запомнили момент, когда Джон практически похоронен заживо под телами паникующих Одичалых, то скажите спасибо идее режиссера. Никаких спецэффектов – один Кит Харингтон пытается всеми силами выбраться из-под завала тел. «Мы называли эту сцену «перерождение», — поясняет Мигель. – Мне понравилось ее снимать еще и потому, что я следовал интуиции и не ошибся».

via EW

Мы в Facebook: https://www.facebook.com/redrumers
Мы Вконтакте: https://vk.com/redrumers
Мы в Twitter: https://twitter.com/theredrumers