Темный рыцарь: Краткая история создания «Горца»

highlander-billboard

Идея «Горца», по сути своей, довольно проста: есть группа бессмертных, которые любят отрубать друг другу головы ради силы. Но из этой задумки родилась целая франшиза на несколько десятилетий, а первый фильм стал культовой классикой, отсылки к которой можно встретить во всех уголках поп-культуры. В этом году «Горцу» исполняется тридцать лет. И, словно Коннор МакЛеод, картина по-прежнему живее всех живых.

В честь выхода 11 июля обновленной версии «Горца» режиссер фильма Рассел Малкэй и исполнитель главной роли Кристофер Ламберт припомнили несколько историй со съемок. Так что включите Princes of the Universe громче, наточите любимый меч и погрузитесь в историю рождения классики.

Рассел Малкэй

Когда EMI (кинокомпания) пришли ко мне с «Горцем», я уже успел снять дюжину музыкальных клипов. Первоначальное название картины было «Темный рыцарь». Я влюбился в ощущение графического романа и идею бессмертного, который больше никогда не влюбится, так как ему пришлось смотреть, как медленно состарилась его первая жена.

На главную роль Коннора МакЛеода предлагалось множество разных имен. Я листал журнал и увидел фото Кристофера Ламберта в фильме «Грейстоук: Легенда о Тарзане, повелителе обезьян». И сказал: «Вот кто нам нужен!» У него в глазах было нечто безвременное. Тот факт, что он не говорил по-английски, значения не имел. В итоге у нас француз играет шотландца, а Шон Коннери, в роли испано-египетского бессмертного, его тренирует. Мы даже не стали менять акцент Шона — это же Шон Коннери! Эти парни живут по несколько веков. Они могли подцепить любой акцент.

Снимали мы быстро, в Шотладнии, Лондоне и Нью-Йорке. Бюджет был всего 13 миллионов долларов, так что съемки были партизанские. Когда мы были в Гленко (деревня в Шотландии), продюсеру приходилось спускаться с гор с мелочью, чтобы позвонить на студию из телефонной будки. В самолете Шон достал бутылку домашнего скотча, которую ему дал друг. «Ну же, парниша, — сказал он. – Глотни слегонца». У меня просто башню снесло.

highlander-sir-sean-connery-8-rcm0x1920u

Когда у Шона и Клэнси Брауна, который играет злодея, была первая схватка, Клэнси должен был ворваться и разрубить стол пополам своим мечом. Но он ударил столешницу плашмя и клинок сломался. Осколок пролетел над головой Шона. Он хотел уйти из фильма. Он переоделся и созвал совещание. Клэнси сказал: «Простите, пожалуйста. Я разнервничался, ведь это Шон Коннери». Шон было милосерден, но заметил: «Может, мне стоит чаще использовать дублера».

В то время почти не было CGI. Но поскольку я вырос в театре, то хорошо научился создавать оптические иллюзии. Во время схваток мы примотали автомобильные аккумуляторы к ногам актеров и подвели провода так, чтобы они искрили, когда мечи скрещиваются. После трех дублей рукояти мечей начинали сильно нагреваться и приходилось делать перерыв.

В другой сцене, Шон и Клэнси взбираются по ступенькам, кусок стены отваливается и падает. Трюк провернули при помощи группы парней с рыболовными лесками, прикрепленными к отдельным камням. На счет «три» они сдернули камни. Небо – крашеный задник, как в опере. Задумка была на один дублю, иначе пришлось бы потратить целый день, чтобы все восстановить.

Моя карьера, тогда, как раз находилась в очень удачном моменте, и я мог позволить себе несколько одолжений. Queen написали отличную музыку к «Флэшу Гордону», так что мы отослали им 20-минутную нарезку из разных сцен, и они сказали «Ух ты!». Мы хотели, чтобы они сделали одну песню, но каждый захотел сделать свою. Фредди Меркьюри записал Princes of the Universe, Брайан Мэй сделал Who Wants to Live Forever, а Роджер Тэйлор It’s a Kind of Magic.

Прокат в Штатах оказался провалом. У фильма был один из худших постеров в истории: черно-белый Кристофер крупным планом. Выглядело так, словно у него жуткие прыщи. Вы бы подумали «О чем вообще эта хрень?». Но на премьере во Франции у нас были девятиметровые вырезанные фигуры Шона и Кристофера на всем протяжении Елисейских Полей. Зрители просто спятили. В Европе фильм стал феноменальным хитом.

highlander_poster_02_a

Кристофер Ламберт

В то время мой английский был гораздо хуже, чем сейчас. Когда я встретился с продюсерами, моя речь наверняка могла шокировать. Они ждали кого-то, кто сможет говорить на среднеатлантическом английском. Так что я несколько месяцев проработал с тренером по диалектам: четыре часа акцентов утром, днем четыре часа фехтования, чтобы избавиться от стресса.

Я тренировался с Бобом Андерсоном, дублером Дарта Вейдера. У меня развита близорукость и я очень нервничал. Мы начали с пластиковых мечей, потом перешли к дереву и алюминию, затем легкая сталь и, наконец, настоящая сталь. И если промахнешься с настоящей сталью, то будет кровь. Нужно практиковаться. Постоянно.

До этого я в Шотландии не был. Страховщики строго-настрого запретили пить на съемках, но попробуй это там провернуть и тебя пристрелят. Я не говорю, что шотландцы постоянно пьют, но когда пьют, то по крепкому. Не глоток вина, а четверть бутылки скотча. В фильме 1000 статистов в сценах битвы и они отработали по-настоящему. После каждого дубля раздавались крики «Доктор!», «Медсестра!».

Когда мой брат умер от рака, я чувствовал себя так же, как и во время «Горца», с идеей, что прошлое не вернуть, жизнь идет вперед. Если Коннор МакЛеод может прожить пять или шесть жизней, мы можем справиться с одной.

via The Guardian

Мы в Facebook: https://www.facebook.com/redrumers
Мы Вконтакте: https://vk.com/redrumers
Мы в Twitter: https://twitter.com/theredrumers