Гули карамельного Бостона. Мы возвращаемся в «Провиденс» Алана Мура и Джасена Берроуза

В воскресенье весь мир отмечал день рождения Говарда Филлипса Лавкрафта. Некоторые, правда, сжимали при этом кулачки и скрипели зубами. Великий писатель за последние годы превратился из фигуры нишевой в крайне скандальную и широко обсуждаемую. В любом случае, мир отмечал в воскресенье день рождения Лавкрафта, и автор этих строк внезапно вспомнил, что порядком задолжал ГФЛ.

Старые читатели нашего сайта, возможно, помнят серию аналитических рекапов комикса Алана Мура «Провиденс», которые мы выпускали по ходу появления в печати каждой новой главы. Если не помнят (или слово «старые» вам не импонирует), напомню еще раз.

Главный мессия комикс-индустрии Алан Мур, создатель «Хранителей», «В — значит Вендетта», «Лиги выдающихся джентельменов», «Из ада» и десятков других крутых комиксов, создал еще один монументальный труд. Большой графический роман, посвященный творчеству писателя Лавкрафта. Наверное, самое глубокое и актуальное исследование произведений автора «Мифов Ктулху», пусть и хорошо замаскированное под комикс в формате «пальп».

Называется оно «Провиденс».

Alan Moore

Мур и его художник Джасен Берроуз вложили в это произведение тысячи отсылок и подводных камней со смыслом с такой концентрацией на одну графическую панель, что мне сложно вспомнить аналог. Но что более важно: Мур погрузил творчество Лавкрафта в его временную эпоху со всеми её сложными и противоречивыми социальными феноменами. Эпоху, про которую, как выяснилось, мы ничего толком не знаем.

Но зато знают очень много Мур и Берроуз.

От страницы к странице они воссоздают Америку образца 1919 года. Герои «Провиденса» бродят по настоящим улицам (это можно проследить по старым фотографиям и современным гугль-картам). Сталкиваются с историческими событиями, про которые историки обычно не пишут в учебники.

Основная интрига «Провиденса» крутится вокруг молодого журналиста «New York Herald» Роберта Блейка и его поисков таинственной оккультной книги, принадлежащей тайному обществу «Stella Sapiente». В погоне за книгой Блейк посещает многие маленькие городки Новой Англии, которые позднее (лет через десять-двадцать) превратятся в творчестве Лавкрафта в Аркхэм, Инсмут, Данвич и прочие населенные пункты из канона «Мифов Ктулху». Разумеется, в этих городах живут прообразы будущих персонажей ГФЛ, которые предстанут перед нами с самой необычной стороны.

Как правило, все эти новые грани сам Роберт Блейк не замечает, будучи погружен в собственные проблемы, усталость, а также первые проблески безумия. Не замечает он и того факта, что все его собеседники относятся к нему столь гостеприимно лишь по причине того, что считают парня Тем Самым Предвестником из пророчества Stella Sapiente.

Но не буду пересказывать по сто раз все детали. Лучше прочитайте мои статьи-рекапы к первым шести главам.  

Первый и второй выпуски — Нью-Йорк.

Третий выпуск: Инсмут.

Четвертый выпуск: Данвич

Пятый выпуск: Аркхзм

Шестой выпуск — снова Аркхэм.

providence7

Будем надеяться, что к этому моменту вы уже прочитали первые шесть выпусков «Провиденса» и освежили свои воспоминания. Если вы все же ознакомились с нашими рекапами, то уже догадываетесь: этого обычно недостаточно, чтобы сразу приступить к чтению и обсуждению седьмого выпуска.

Сначала вам придется погрузиться в «список рекомендуемой литературы».

В первую очередь, это ряд рассказов самого Лавкрафта.

«Показания Рэндольфа Картера» (1919)

«Улица» (1920)

«Неименуемое» (1923)

«Сомнамбулический поиск неведомого Кадата» (1926)

«Модель для Пикмана» (1926)

«Серебряный ключ» (1929)

«Врата серебряного ключа» (1932)

На самом деле, для чтения седьмой главы вам понадобятся только «Модель для Пикмана» и «Улица». Но если учесть, что седьмая и восьмая тесно связаны общим местом действия — городом Бостоном, то стоит сразу прочитать и остальные пять рассказов, ведь они объединены одним героем — Рэндольфом Картером.

И это крайне важная связь. Дело в том, что в творчестве ГФЛ часто выделяют три условных цикла — «макабрический», «ктулхианский» и «сновидческий». И если первые шесть глав (то бишь первая половина всего произведения) рассказывали, в основном, про ктулхианское, то в седьмой происходит гармонический переход к «сновидческой» тематике.

Стоп. Следует остановиться и посоветовать к чтению еще одну книгу.

События «Провиденса» происходят в 1919 году, а самая лучшая книга про Бостон 1919 года — роман Денниса Лихейна «Настанет день». Продолжение этой книги — «Ночь — мой дом» неудачно экранизировал в прошлом году Бен Аффлек, но не стоит об этом вспоминать. «Настанет день» — очень сильное произведение с четким прицелом на Great American Novel, и среди его персонажей вы встретите многих, кого станут упоминать, в свою очередь, персонажи «Провиденса». Крайне рекомендую.

Но не будем переливать из пустого в порожнее и перейдем к седьмой главе.

provid71

10 сентября 1919 года. Роберт Блейк прибывает в Бостон в самый разгар печально известной полицейской забастовки, когда в ответ на отказ городского начальства улучшить рабочие условия для служителей полиции, бостонские копы не вышли на работу, оставив улицы города на разграбление мародеров.

Вокруг этих событий построен роман Денниса Лихейна. Также они фигурируют в мифологии игр Assassin Creed.

С помощью полицейского Имона О’Брайена Блейк попадает в Норт-Энд, где живет знаменитый художник и фотограф Рональд Андервуд Питмен (аналог лавкрафтовского Ричарда Аптона Пикмана). Человек, который видел и запечатлел всех участников Stella Sapiente. Художник Питмен принимает больного, потрясенного и ослабленного путешествием Блейка с неожиданным радушием, после чего оставляет его в собственном доме больше чем на неделю.

Чем же был известен в 1919 году Норт-Энд, кроме истории Лавкрафта «Улица» и многочисленных сплетен про притоны большевиков и латышей. Сравните, кстати, как Норт-Энд изображен у Мура и Берроуза и то, как он выглядит теперь на фотографиях из гугль-вью.

provid76.png

Про бостонский Норт-Энд 1919 года надо знать одну, но зато крайне легендарную историю. В январе в этом районе приключился Большой Сладкий Потоп. На одном из алкогольных заводов произошел взрыв, после чего волна сладкой патоки высотой в 2-4 метра обрушилась на город со скоростью 60 км.час  Волна сносила на своем пути не только лошадиные упряжки, но даже железнодорожные составы. Когда волна улеглась, близлежащие дома были затоплены примерно на метр, а число жертв исчислялось десятками.

Патока очень быстро застыла (дело было все же в январе), поэтому зачистка городских улиц от сладкой и скользкой массы продолжалась несколько месяцев. Говорят, некоторые старые дома Бостона до сих пор пахнут карамелью.

А еще карамелью пахли трупы, которыми питались живущие под городом гули. Именно гулям и посвящена седьмая глава «Провиденса».

provid78

Еще в рекапе первой главы мы рассказывали о том, что книга Stella Sapiente хранила описание четырех различных способов продления человеческой жизни. Одним из этих способов было ритуальное поедание человеческой плоти, и одного апологета этого способа мы даже встречали в Инсмуте.

Гули (иногда- «вурдалаки») — бессмертные существа, живущие где-то на грани между нашей реальностью и миром сновидений, сделали из поедания мертвой плоти не просто способ продления жизни, а нечто большее. Мохнатые уродливые твари незримо присутствуют в подземельях всех крупных городов нашего мира. Если человек хочет стать бессмертным гулем, они даже могут ему это позволить, да только процесс становления гулем долог и мучителен. Получая шанс на абстрактное бессмертие, кандидат постепенно теряет человеческий облик, тупеет, а потом оказывается выброшен за рамки людского общества.

provid72

В рассказе Лавкрафта «Модель для Пикмана» мы узнаем о талантливом художнике из Бостона, который рисует гулей у себя в студии. Рисует с реальных фотографий. Позднее, в рассказе про «Сомнамбулический поиск Кадата» мы снова встретим художника Пикмана, который уже сам превратился в гуля. Можно предположить, что его прообраз из истории Мура и Берроуза также ступил на эту скользкую дорожку.

Разумеется, репортер Блейк про это не знает. Его интересует лишь фотография членов общества Stella Sapiente, и гостеприимный Пикмен подтверждает все наши предположения из предыдущих глав. На знаменитой черно-белой фотографии Пикмена изображены: Гарланд и Летисия Уитли (из «Ужаса Данвича»), Генри Аннесли (из рассказа «Цвет из иного мира»), Виппл ван Бурен (дед Лавкрафта по матери), а также отец писателя — Уинфилд Скотт Лавкрафт.

provid73

К сожалению, кроме этого Пикмену добавить нечего, поэтому он предлагает гостю обратиться за советом к своему бостонскому знакомцу Рэндаллу Карверу (читай — Рэндольфу Картеру), что и случится, но уже в восьмой главе.

К счастью, житие Блейка в доме Пикмена на этом не заканчивается. Хозяин предлагает гостю испытать на собственной шкуре погружение в мир сновидений. Блейк на это с радостью соглашается, будучи уверен, что это нечто типа спиритического сеанса или сеанса гипноза.

Репортер спускается вместе с Питменом в глубокие туннели под его домом. По дороге фотограф поясняет: чем глубже под землю, тем тоньше грань между нашей реальностью и реальностью сновидений. Насколько фотограф говорит правду — мы до сих пор не знаем, но Блейк верит, что спуск в бездну является своего рода погружением в транс типа магнетического. А это значит, что любое существо, которое Блейк встретит в трансе — не реальность, а порождение его подсознательного.   

provid79.png

Спуск закончен. Питмен приводит из тьмы высокого волосатого гуля по имени «Король Георг». Блейк верит в транс, поэтому монстра не боится, но исходящий от него запах заставляет репортера морщиться и прятать лицо в воротнике. Гуль с любопытством знакомится с «Вестником» и ведет с ним неспешную беседу, из которой мы можем сделать несколько выводов. Разумеется, ничем не подтвержденных.

provid74.png

В Бостоне гулей — много, «больше чем пять», а по всему миру — и того больше. К тому же, среди гулей встречаются особи мужские и женские, про что Лавкрафт никогда не писал. Можно также предположить, что с возрастом гули увеличиваются в размерах, поэтому в их социуме царит явная геронтократия: кто старше — тот больше — значит, сильнее. Имена гули берут у знаменитостей, которых они лично сожрали, поэтому кроме «Короля Георга» в бостонской тусовке есть, как минимум, «Джордж Вашингтон», «Пол Ривер» и… «Мэри Пикфорд».

На последней стоит остановиться. Знаменитая актриса Мэри Пикфорд умерла лишь в 1979 году, но есть история о том, как она едва не погибла в 1917 году на съемках «Pride of the Tribe», которые проходили близ городка Марблхэд. А тот, в свою очередь, является по мнению Алана Мура двойником лавкрафтовского Кингспорта. Некоторые комментаторы уверены: Мур дал волю фантазии, предположив, что настоящая Пикфорд погибла под Кингспортом, после чего её место на всю жизнь заняла дублерша.

provid75

Блейк возвращается из мира сновидений очень довольный, после чего отправляется в гости к Карверу. Нас же с вами ждет эпилог, рассказывающий судьбу доброго полицейского Имона О’Брайена. Эпилог длиной всего в одну панель, но зато это панель, про которую сам Алан Мур написал, что это…

… самая дорогая панель в истории комиксов.

provid92

Дело в том, чтобы соответствовать истории Лавкрафта создатели комикса поместили на последнюю страницу не рисунок, а настоящую фотографию, где люди в очень крутом профессиональном гриме изображают настоящих гулей.

Вот здесь даже есть история о том, как готовилась эта фотка.

(Продолжение следует)

Мы в Telegram @redrumers

Мы в Facebook: https://www.facebook.com/redrumers

Мы Вконтакте: https://vk.com/redrumers

Мы в Twitter: https://twitter.com/theredrumers

provid77

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: