Иногда редакция смотрит фильмы, после которых очень хочется получить много и много ответов. Только люди мы маленькие, и вместо этого включаем нашу скромную машинку, способную однажды уничтожить всю мультивселенную, и отправляемся искать ответы на других Землях, где, возможно, дела приняли немного другой оборот.

Сложно найти режиссера, который не хотел бы снять кино про Бэтмена. Это же Бэтмен, черт подери. Теренса Малика, наверняка, где-то спрятан сценарий масштабного эпоса и жизни и смерти Темного рыцаря, а Уэс Андерсон спит и видит, как бы снять в роли Брюса Уэйна Джейсона Шварцмана. Существует множество историй, как тот или иной кинематографист почти подобрался к воплощению мечты, но в итоге вынужден лишь вспоминать, каким бы мог быть его фильм про Бэтмена.

Экранизации комиксов были всегда. Но популярными и массовыми они стали недавно, несмотря на продолжительную историю. Только вот установить точно, когда студии почуяли запах денег среди печатной краски, очень сложно. Есть разные версии, с чего все началось: «Супермен», «Бэтмен», «Блэйд», «Люди Икс». Некоторые считают, что старт тренду дал «Человек-паук» Сэма Рэйми. И если бы не третья часть, то, возможно, царство Питера Паркера продолжалось бы и по сей день.

Фильмы про двух людей, которые пока ненавидят друг друга, но в-будущем-обязательно-станут-лучшими-друзьями были и до Шейна Блэка. Но именно он, будучи начинающим сценаристом, вывел картины про столкновение двух упрямых людей на новый уровень. И, как выяснилось, «Смертельное оружие», одна из самых известных картин Блэка как сценариста, могла бы выглядеть совсем иначе.

В фильме «Бэтмен против Супермена: На заре справедливости» хватает проблем. Наверное, понадобится немало времени и места, чтобы описать все, что не так в этом проекте. Проще сказать, что на экране работает примерно процентов пять из всего задуманного, да и то по большей части случайно. И мы искренне хотели, чтобы блокбастер Зака Снайдера нам понравился, но этого не случилось. Так что мы решили взять дело в свои руки и представить, как можно было бы исправить некоторые огрехи.

Иногда, чтобы знакомая нам реальность изменилась до неузнаваемости, достаточно одного слова. Просто сказать «да» вместо «нет», и вот вместо диктатора в истории остался лишь художник. Сорок лет назад, в редакцию одной газетки пришло письмо от местного энтузиаста с предложением писать рецензии на фильмы. И если бы редактор решил дать шанс выскочке, то сейчас, вероятно, мы вспомнили его едкие заметки о «Матрице» или похвалы «Зловещих мертвецов», а не ждали фильм по его эпику «Темная башня».