Вам надоело читать про парней с бластерами? Фантастика что-то кажется однообразной, а от слащавых и непроработанных потоков young adult начинает подташнивать? Хочется чего-то ядреного и сумасшедшего? Ну тогда самое время загрузить мозг как следует. Эта пятерка с легкостью поможет сломать навязшие в зубах схемы.

Изрядной неистовости история о жажде войны, желании битвы, которое ничем невозможно остановить. Такой энергии книги попадаются нечасто. Видимо, Аберкромби решил компенсировать выбор женщины на главную роль второго тома трилогии ядреным количеством страсти, просто зубодробительной тягой к схватке, которой отличается Колючка Бату.

Чайна Мьевиль по праву славится созданием шикарных многоуровневых сеттингов и безумных рас (любители вспомнят и хепри, и жутких людей-комаров), а в этот раз он прочитал «Пикник на обочине» (серьезно) и сделал свое собственное переложение «Моби Дика», перенеся действие с моря на сушу. На этот раз он взялся за рельсы.

Пять лучших по мнению колумнистки The Guardian Лоры Уилсон детективных романов, вышедших осенью 2015 года на английском языке. Серийные убийцы, британская глубинка, задворки Кейптауна. По трем книгам из пяти уже снимают фильмы и сериалы, а по пятой — это сделал сам Хичкок. И сделал очень давно.

После батхерта у всех, кто читает свежую зарубежную фантастику, из-за статьи про «Красную свадьбу научфанта», мы решили повнимательнее посмотреть на лауреатов этой премии прошедшей пятилетки и разобраться, были ли у «грустных щеночков» причины саботировать последние выборы

Что можно сделать из любви к роману “Над пропастью во ржи”? Убить, украсть, предать? А сколько грехов совершить из любви к “Незнайке на Луне”. Шутки шутками, но у Стивена Кинга в 2015 году, похоже, есть ответы на эти вопросы.

Три года назад Питер Клайнс выпустил роман под названием “14”, который был, возможно, самой лихой и непредсказуемой фантастической книгой 2012 года (и уж точно первой, по количеству сюжетных твистов на страницу текста). Новый роман писателя, вышедший этим летом — The Fold — снова читается одним жадным глотком, но большой твист у него теперь всего один